Лаборатория - Baddy Riggo

Главная | Икра, Эпизод Третий Регистрация | Вход
Икра. Эпизод Третий

«ИКРА ЗАМОРСКАЯ, БАКЛАЖАННАЯ»
Эпизод Третий. «Второе рождение»



24 октября, День Двенадцатый

Моши, частный кемпинг. «Happiness» (начало романа)

      24 октября, 07:30
      «…сидеть в эпицентре локального Эдема в кругу близких друзей, греясь в лучах Африканского Солнца. Каждой трепещущей клеточкой тела впитывать его тепло и божественную прохладу пива, уже любуясь (!!!) видом покоренной Высоты, проглядывающей сквозь ветви экзотических дерев. И обнимать, обнимать обмороженными, негнущимися и отвыкшими от ласк руками таких прекрасных, обожженных этим Солнцем девушек с символичными именами Хэппи и Хэппинесс. Это ли не воплощенье Рая на Земле? Не эту ли картину рисует мозг при слове СЧАСТИЕ?!
      Хэппи… Хэппинесс!!!»

      Хотя нет: шесть Адамов на один Эдемский палисадник, при полном отсутствии Ев (девушки-хостис не в счет), выглядит чересчур нарочито. Это, как ненаучно выражается Профессор, «пахнет оголтелой гомосятиной», добавляя: «Вы же обещали, что с ней будет раз и навсегда покончено».
      Хорошо, тогда так:

«Happiness», вторая правка

      «Растерзанное тело пребывает в полном покое, а Душа в благости отлетает. Да, мы – души героев-ратников, заслуживших пребывание в этих чертогах Вальхаллы. Мы читаем магические руны на всегда полных до краев пивных чашах, вновь проживаем в памяти все свои великие Сражения, и празднуем свои былые Победы. А виночерпием сам Во́ден в Золотом Сияющем шлеме!
      О, валькирии! О, Хэппи! О, Хэппинесс!»

      В общем, мы, в прямом смысле слова, Безногие Карлики, стершиеся до ушей, но возомнившие себя Героями.
      А местечко, и впрямь, райское. Лужайка, залитая солнцем и нашими доволными физиономиями и, словно три исполненных желания Золотой рыбки – три бунгало со всеми удобствами, занятых исключительно нами. В оставшемся четвертом – никого. То есть, вся территория заказника в нашем полном распоряжении.
      Распоряжаемся!
      Из прислуги «манагер», который вчера травил нас байками и прочей «смешной» травой. И две прелестные пастушки на фоне стриженых газонов, две Черные Грации – Хэппи и Хэппинесс. Едва успевают подносить пиво.
      А мы свое вчера относили и отмаршировали. Теперь ходим, как глупые жирные пи́нгвины, вразвалочку: медленно и важно. Особенно в образе Брат Джимми со своими вздувшимися от солнечных ожогов конечностями.
      Поверх деревьев Красавица Кили пред нами, как на ладони, сверкает в лучах солнца. Вид потрясающий, но на Гору еще есть обида, потому прохожу гордо мимо, не фотографируя. Даже наоборот: изподтишка показываю ей язык!


   

   

   


Моши, Контора

      24 октября, 11:30
      Обиды, претензии и сломанные руки, как и следовало ожидать, заменяются благостным расположением и «братско-гуманитарным» алеманством. Тем более, после вчерашнего, когда вместе раскурили не один «косяк Мира». Конечно, озвучили Крису все претензии по восхождению: про еду, гидов, портеров, палатки…
      Но закончилось все извиняющимся тоном: «Надеемся, что сафари пройдет без сучка…» Правильно, деньги-то уже отданы – нет у нас больше методов против Костьки Сапрыкина. Лишь «надежда, наш компас земной» против их непробиваемого железорудного «сорри». А из оставшихся методов воздействия – только в очередной раз расслабиться и принять ситуацию. Задавать в который раз самим себе вопрос «зачем сразу все деньги этому гаду отдали» уже язык отваливается.
      «Не волнуйтесь. Больше никаких нерадивых гидов и портеров. Я лично повезу вас на сафари: отели-инклюзив, саванна, фото в обнимку с носорогами, поедание кузнечиков с масаями на брудершафт. На всю жизнь запомните!»
      Но сквозь бурлящий поток ярких обещаний и живописных картин стали проглядывать подводные камни и неясные по направлению танзанийские гольфстримы. Скажем, из райдера оказался вычеркнут пункт «Серенгети» («Только время потеряем. Я вас лучше в Маньяру свожу, она ближе»). Или такая фраза: «Повар поедет своим ходом…»
      – Какой повар?.. Отели «инклюзив»?
      – Естественно! В смысле, «чесслово»…


   

Профессор в стадии очередного барабанного катарсиса


Контора. «Биг Босс»

      Пока «терли» с Крисом, который обещал вечером в отеле устроить целое театрализованное посвящение с торжественным вручением Сертификатов о восхождении, к конторе подъехал его босс. Биг Бадда Босс! Красок нет, чтобы описать бьющую через край фактуру: ни по колеру, ни по количеству. Одной охры килограмма полтора уйдет!
      Побитый Крузер с «кенгурятником» (или «жирафятником»?.. или «зебрятником»?), златая цепь на могучей черной вые в руку толщиной, увесистые браслеты желтого металла (любой Вторцветмет обзавидуется), часы… судя по количеству золота и позументов – элитные китайские «Rolex». В общем, типичный главарь влиятельной бруклинско-солнцевской группировки: рэкет, наркотики, девки, игорный бизнес… Не хватает только клубного малинового «пинжака с кармана́ми». Короче: жизнь у старика Хьюго Босса удалась!
      Даже татарчонок, что на Горе нес мои пожитки, на что лупень лупнем (кого бы ко мне еще приставили?), и тот приоделся во все чистенькое, и даже парадно-выходная тюбетейка белая. Видимо, в ознаменование широкого Сашиного жеста, щедро разбрасывавшегося вчера облигациями.

Моши, «Mkulima bar». Языковой практикум

      24 октября, 14:00
      Пока мы в крайнем офигении от кафе по сторонам таращились, Крис куда-то лихо сквозанул, типа «колеса вывесить, всего 20 минут». А заведение, и впрямь, наводит на размышления: само в грязном узком проулке, вдалеке от проторенных алеманских троп, вокруг только местные, и обслуга только на сwахили. Сюда же мухи, антисанитария и полное отсутсвие воды на этом предприятии общественного питания. Более чем сомнительно. И Криса нет. По спине лихорадочно побежали малярийные и дизентерийные мурашки.
      Принесли заказ: огурчики-помидорчики, курочка, баранина. И «угали» (рисовое пюре, если не забыли). А приборов столовых не принесли!
      – Как на местном «принесите вилки»?
      – «Принесите вилки».
      – Принесите нам вилки, пор фавор.
      Смотрим, а вокруг-то руками едят! Дико озираясь по сторонам и друг на друга, тоже стали немытыми руками к еде прикладываться. «Фесталы», «Маалоксы»! ПА-МА-ГИ-ТЯ-А!!!
      О! Да это вкусно – есть руками! Как в далеком ползунковом детстве, только сопливничков на шее не хватает. Кстати, и салфеток тоже.
      Тут и Крис появился (как-то быстро он колеса вывесил). А мы уже и без него освоились: вовсю «угали» пальцами зачерпываем, в салате полощем – и в рот! И рецепторы на тривиальные куски еды, скормленные с рук, совершенно по-иному реагируют. Вот только баранина... Ну, не умеют они ее готовить, что с ними поделать? Не руки же ломать?
      На сытый желудок и люди по сторонам уже не кажутся столь зловещими. И вода, сполоснуть руки, нашлась: специальный человек обходил столики с чайником и стиральным порошком на тарелочке. Даже тот даун-коробейник теперь кажется вполне гармоничным атмосфере кафе. Хотя сам белый, аж розовый. (Вообще, странно: первый встреченный нами светлокожий коренной житель – «даун»).
      Марик настолько проникся обстановкой, что даже сделал попытку наголо побриться в барберии напротив, но мы его настоятельно отговорили: программу по кишечно-палочному экстриму мы сегодня отбили с лихвой.
      А Профессор Сwахиллер, в попытке наладить контакт с местным населением в лице официантки, выдал на-гора весь свой немудреный запас местного диалекта. Закончив ряд прогнозируемой «атака кутумбой» («каныщна, ХАЧУ!!!»), чем привел тетку в неописуемый восторг.
      Да, сwахили мы не освохилили, точней освоили, но сwахилёво! Со «сwа» еще хоть как-то, а с «хили» совсем хило. Значит, не возникло в нем крайней нужды. Даже классический тост «За здоровье», который мы с некоторых пор коллекционируем в разных языковых вариациях, так и не узнали. Не смог этот новый язык вытеснить из нашего сознания любимые и прочно укоренившиеся в устной речи формы: «эль накатить», «ля покурить», «сигарс, чикас, фоки-фоки посибле».


   

Очередная «кутумба» с мясом

   

Реакция на «атаку» / От «кутумбы» иногда случаются дети

   

«Кутумба» со стиркой / Попытка «атаки кутумбы»

   


Моши. Средство от ожогов

      Обязательным посещением банкомата и аптеки культурная программа на сегодня исчерпана. Потому без особой цели мотаем круги по городу. Конечно, на колесах: сбитые и обгоревшие ноги Джимми – только в самых экстренных случаях.
      Долго искали по аптекам средство от этих самых ног. Не отпиливать же, а так, чтобы сами отвалились. Дочерна обожженные солнцем местные жители нас искренне не понимали: «От чего мазь? От ожогов???» Пока в лавке бытовой химии очередная знакомая Криса не посоветовала элементарно – мед.
      В третий раз проезжая по центральному транспортному кольцу главной площади (мечеть по правую руку), наконец, заметили что оно организовано вокруг Монумента Яростному Солдату, приготовившемуся к штыковой атаке. Красноречивая надпись также разила наотмашь: «Всё за воду!» Это многое объясняло из нашего предыдущего африканского опыта: стало более понятным отсутствие воды и столовых приборов в кафе, а также нехватка оной на восхождении. Еще возникла целая вереница забавных ассоциаций и вариций на тему: к примеру, с заменой штыка в руках солдата на трекинговую палку. Жаль, что про памятник узнали только что. Иначе столь яркий образ обязательно бы нашел достойное место в пламенной нагорной проповеди Полковника Леопольда, между стихами «палкой» и «в жопу».


   

Третье транспортное кольцо вокруг памятника Яростному Солдату / «Медовая» знакомая Криса

   

Сарафанное радио / Придорожное «алоэ» (Post Africum выяснилось, что это даже не пальма, а самая настоящая голубая агава)


Моши, рынок. Алоэ и другое

      24 октября, 17:00
      «А вместо меда еще можно алоэ приложить. Смотрите, сколько его растет».
      Рынок народных промыслов у дороги очерчен живой изгородью, очень похожей на огромные кусты алоэ. Но торгующий по соседству оранжерейщик разочаровал: «Это пальмы, а алоэ у меня. Сами проверьте». И Марик, поддавшись обаянию ботаника, действительно, попробовал. И весь битый час, который провели в жестком «шопинге», отплевывался хинином и хлебал Колу.
      Стандартный, набивший оскомину, арсенал местных умельцев резьбы по дереву и кости не удивил, но было:

Несколько удачных кадров

      24 октября, 18:00
      Несколько не связанных между собой «Картинок с выставки», выхваченных из жизни, несколько разноцветных стеклышек, размноженных нехитрой системой зеркал под призмой калейдоскопа…

      Джимми обнаружил среди рядов статуэток из черного дерева банку с ваксой «Киви».
      – Ну, попались, орлы! This things «Kiwi» polished?
      – Это да (честно признается), а это – натуральное «эбони». Сравните по весу.
      – Эх, вас бы на стажировку к кубинским амигосам. Чего же сразу признаешься? Надо было до конца стоять: «НИXXXYЯ, это чистое эбони, чесслово!!!»

      Набор монет всех стран, рангов, достоинств и номиналов. Даже наши рубли имеются. Указывая на них, интересуюсь: «Почем продашь, дядя?» Ответ нумизмата тонет в нашем смехе.

      «Я таких псевдомасайских наскальных картинок двадцать килограмм за день нарисую», – утверждает профессиональный дизайнер Марк. И точно: заходим за угол, а там наш знакомый ботаник-оранжерейщик в свободное от основной работы время очередной «шедевр» квацает. А 15 килограмм «масла» рядом подсыхают.

      Торговаться не хотят категорически. Никакого кайфа от «шопинга»:
      – Сколько шарфик?
      – Семь.
      – Мы на Занзике такие по пять за пару брали.
      – Они там не настоящие.
      – Три, а то уйду.
      – Семь. Уходи.
      Со мной так нельзя, ухожу.

      По старой доброй традиции, в ответ на очередную строку прайса реагирую: «Но, каро, грасьяс». И продавец моментально переключается на «спэнглиш». Он же не знает, что «каро» – единственное, что осталось во мне от языка Сервантеса и Кортасара.

      – Ивнинг прайс, гуд прайс.
      – И сколько же вечером?
      – Днем десять, сейчас СЕМЬ. Специально для тебя! Гуд прайс, ивнинг прайс…
      – Я такие браслеты в алеманском бутике за ТРИ покупал!!!
      – Ну, ладно – ПЯТЬ!
      – ПШОЛТЫ!!!

      Пока Профессор рядится по барабанам, я имею возможность внимательно рассмотреть сзади растаманские дрэды продавца. Но как они сделаны, так и не понятно. Они в этот колтун вату, что ли вплетают?

      Через час рядни по барабанам – осматривания, ощупывания, постукивания:
      – Ну, что Саня. Купил свои барабаны?
      – Один только купил. Второй немного не успел.

      И напоследок, несколько удачных кадров красотки Кили, которая медленно одевается в пурпур в лучах заходящего солнца. Одновременно на горизонте и на этих картинах маслом, что стоят на переднем плане, будто предлагая психологический практикум «Найди десять различий».


Психологический практикум: «Найди десять различий»


Моши. «Главное богатство»

      24 октября, 19:00
      Заменивший Криса в качестве тягловой силы у руля манагер, что-то вещает сидящему впереди Марику и сыплет цитатами из классиков: «Mount Zion, Holy Mount Zion…» Я, слыша знакомые строчки:
      – Вот они повернуты на растаманской теме: Марли, дрэды, ганджа. У Криса в машине тоже «джа», да «джа» из колонок, по кругу. Чего говорит-то?
      – Говорит, что Кили для него, как Сион для евреев – Священная Гора.
      (Типа как у нас «славное море, священный Байкал»?)
      – Вот, я гоню. Мне везде Марли мерещится. И кто из нас после этого более обдолбанный растаман?

      Днем еще, в поисках средства «от ног», наткнулись на кофейную фабрику, и попытались с боем попасть на экскурсию, но штурм не удался по случаю закрытия оной. Но кофейная заноза в голове засела глубоко, пока вечером не утолили жажду настоящим ароматным эспрессо в модной валютной кофейне. Танзанийский кофе оказался куда как приятней кенийского.
      Помимо кофе привлекла внимание надпись на чугунном сливном бачке с верхней системой расположения, какие имели хождение в нашу молодость – лет 100 тому назад. Тест-драйв подтвердил названия марки – «ТАЙФУН»!
      Покружив по вечернему городу, Бокса сделал важное обобщение: «Короче, я понял. Самое главное богатство здесь – это ЛЮДИ!»

Моши, кемпинг. «Театрализованное Посвящение»

      24 октября, 21:00
      «Это и называется театрализованное Посвящение?» – негодую я, когда в самый разгар ужина, накрытого нам на свежем воздухе, на горизонте вновь показывается Крис в сопровождении Ефрема и еще трех женских фигур, – «Массажистки? Вот, значит, о чем целый день Профессор с Крисом и манагером шушукались. Трять, даже поужинать спокойно не дали! Пусть сам теперь с ними всеми разгребается, а я ушел «сливать» фотки». И, действительно, целый битый час честно пытался перекинуть через допотопный комп накопившуюся через край информацию. Зато с удовольствием посмотрел в гостиной (она же столовая, она же «интернет-кафе») канал «Аль Джазир». Пока наблюдал за «теликом» и тем, как мимо проносится Хэппи с очередным подносом пива для ритуала Посвящения, по моей флешке тоже табунами забегали какие-то «кони» с «червяками».
      Нормально? От одних вредоносных сбежал, как Колобок от бабушки с дедушкой, так в другом месте на зверюг «шестивесельных» нарвался.
      Однако, зря ругают «Джазир» – канал отличный. Только вот: репортаж о «шахматном» маньяке из России, «театрализованное посвящение», вредоносные «троянцы» верхом на «червяках»… не слишком ли много пересечений, намеков и экивоков? Ой, не нравится мне это…

В поисках Королев Массажа

      24 октября, 22:30
      Но отсиживаться в домике в ожидании окончания «представления» и распивать на двоих с Леопольдом коньяк вовсе не годится: «Пойдем уже, Отец, и разгоним с лужайки это оголтелое безобразие с Беловежским во главе».
      И пошли в народ, взяв початую «Курвуазью», накупленные в местном маркете банановые чили-чипсы и уже знакомую по истории «Тобиас на коньяке» местную водку «Коньяги», взятую на пробу. (Это называется «заехали в магазин за медом для Джимми»).
      Пока мы с Председателем Лео принимали на грудь дубленые и местные зелья, Профессор Беловежский с Джимми принимали на спину местных мастериц массажа и пальпации. И к нашему приходу уже вернулись из плена этих ловких черных пальчиков на облюбованную нами за ужином веранду. Естественно, в сопровождении самих мастериц.
      Насколько массаж зашел за границы спины, не знаю, но лицо Джимми светилось необычайно! Еще бы, такая «киска» рядом мурлычет. По крайней мере, на сеанс он проскакал на одних передних культях как заправский орловский рысак. И теперь разговор более чем клеился, была лишь одна сложность: спутнице никак не давалось его сложное паспортное имя. В результате, наш Брат так и остался на все оставшиеся времена – Джимми-боем: «Бонд, Джимми Бонд».
      Эта прекрасная Эбонитовая Статуэтка «стреляла» и в мою сторону на предмет уломать и меня в порыве массажа на двадцатку, но я категорически сказал Джимми следить за спутницей, да покрепче: «Сегодня ты – герой ее романа!»

Уроки сwахильского. Практические занятия

      За обучение нас основам сwахильского взялась старшая массажистка, она же «мамка», она же единственная англоговорящая среди пейзанок. Сразу после того, как сделала Марику жесткий спортивный массаж (спонтанные ночные поллюции изменой не считаются?)
      Итак, урок первый, он же последний (все показывается вживую):
      Ку́ма – прекрасный женский «бутон» (настаиваю на эпитете «прекрасный»);
      Мбо – самое обычное мужское достоинство;
      Мата́ка – африканская попка;
      Накупенда, малайка – люблю тебя, ангел.
      Затем пошли глагольные формы для обозначения связей между перечисленными существительными. Дальнейшее перечисление частей речи и органов тела мы пропустили мимо ушей. Упомянутых слов вполне хватило для веселого продолжения вечера.
      Александр Беловежский снял с себя ученую профессорскую степень и стал, всего-навсего, «Мистером М-м-мбо!» На что свернувшаяся клубочком подле Джимми киска промурлыкала: «Может, ты и Мбо, да мой Джимми – Мборо!»
      «Ай, да Джимми! Ай, да сукин сын!»


25 октября, День Тринадцатый

Моши, кемпинг. «Бесплатный инструмент»

      25 октября, 07:30
      Удивительно, что в Африке «Щекаут» не в 12-00, как во всем остальном мире, а в 10-00. Времени на раскачку не остается. По-армейски: собрались, съехали. С одной стороны, не вяжется со временем «по-танзанийски». А с другой: спать допоздна, когда уже в шесть солнце сквозь веки прямо в глаза заглядывает. (Попробовали бы меня дома в шесть добудиться).
      Выбирая удачную точку, чтобы напоследок запечатлеть на фоне этого райского уголка Взятую Нами Килиманджару, я наткнулся на дерево с интересными семенами: высохшие пикообразные стручки сантиметров с двадцать длиной, с музыкально бренчащими внутри семечками. Капитан Бокса в прекрасном расположении духа с самого утра, жжёт: вручает пару стручков барабановому коллекционеру Беловежскому со словами «Вот тебе в подарок – бесплатный музыкальный инструмент. СЕМЕЙСТВА МБО-МБОВЫХ».

Слоновьи дозы пива

      Определенно, их надо на стажировку на Кубу отправлять. Хоть и пыжатся изо всех сил в попытке развода глупых вазунгов, но делают это по-детски наивно и жутко непрофессионально. А когда уличаешь, тушуются и, не находя как выкрутиться, разом идут на-попятную.
      Выставляют какой-то чумной счет: 90 бутылок пива в первый день и 65 во второй.
      – Приятно, конечно, что вы о нас так хорошо думаете, но даже если по пять на брата считать, только 30 получается! Даже с учетом прибившихся «друзей» (в том числе и тебя, «манагер» ты эдакий!) – 40, максимум. А во второй и того мельче!
      – Ну ладно, 40… итого… и помельче.

Аруша, «Arusha Resort». «Привет»

      25 октября, 11:30
      Через каких-то несколько щелчков фотоаппаратом мы снова в Аруше – сбросить перед сафари лишние вещи. Кадры цифровой пленки успели запечатлеть в дороге: перевозку бензина в пластиковой цистерне в кузове пикапа, мини-смерчи в саванне и масаев-пастухов вдоль трассы, всех видов и сортов. Попадались даже типы в выцветших от времени пиджаках поверх классических масайских тряпок.
      Да, масайская накидка: это вам и одежда, и скатерть, и покрывала на кроватях, и занавески на окнах – абсолютная, универсальная вещь.
      Вернулись в «Аруша Резорт», словно в родной дом. Как приятно все-таки вновь оказаться дома! Когда я увидел за стойкой Лору, я умиротворенно прошептал по-русски: «Приве-е-ет…»


   


Обед «не по-танзанийски»

      25 октября, 12:30
      «Сколько его ждать? Это что еще за ритуал: каждый день «по 20 минут» колесо перебортовать? Это же «по-танзанийски» до вечера затянется. Закажем поесть, всё легче ожидание. Время обеда, а у нас ни в одном глазу».
      Неспешно в тенечке посербываем пивасик, вперемежку с соком из пасьона. Поле-поле. И так же расслабленно наблюдаем за садовником, сидящим на газоне. Тот тоже особо себя работой не утруждает. Не картинка – загляденье: два раза добросовестно ножницами «клик», и снова пятиминутный перерыв. Куда спешить, скажите? Мы дома, поле-поле, акуна матата!



      Нарушил полуденную идиллию Крис, который нарисовался буквально через пол часа. Не «по-танзанийски» как-то с его стороны. А рыбу нам на обед еще не выловили. Чтобы не подводить Криса и все-таки успеть сегодня на сафари, решили форсировать. Сперва, для пущей наглядности, я изобразил официантке несущийся на всех парах паровозик из Ромашково на Чаттанугу – вот, как им надо поторопиться «Чух-чух, ту-ту-у-у! Шевелись, шевелись, детка!»
      И эта умничка даже несколько тактов за мной повторила по пути на кухню. Но у самой двери в стряпчую опять заснула. И снова тишина. Тогда пришлось подключать тяжелую артиллерию: «Мы через пять минут уезжаем, и эти вкусные, пальчики оближешь, палочки телапии в коконате будете есть сами! И за свои деньги!»
      И чтобы вы думали? Против «танзанийской временной воронки» есть оружие – деньги. Через пять минут и рыба, и все что с ней связано, уже шкворчало на наших тарелках!

Озеро Маньяра. Масайский маркет

      25 октября, 15:00
      Самое удивительное, что эта настоящая (не алеманская) передвижная барахолка «Только для своих» происходит только раз в неделю и каждый раз в разных деревушках. И то, что мы случайно на нее нарвались, большая удача. В который раз схватили за хвост. Никак, есть среди нас патологический Везунчик. И я даже знаю кто – Профессор Мбо! Нет, правда. Вот и опять вокруг него собралась группа скандирующих продавцов: «Бра-сле-ты! Ожерель-я! Ку-пи, ку-пи! Шай-бу, шай-бу!..»
      И что после этого ему остается?

      Уровень цен проверяем на известных уже костяных браслетах:
      – 15.
      – EVAНИСЬ, в «Березке» ТРИ.
      – Ну, хотя бы ПЯТЬ…
      (Чуть ли не слово в слово этот диалог уже где-то слышал…)

      Кое-как отбили Профессора и сами выстояли напор «френдов» не масайской наружности. Значит, все-таки, рынок рассчитан и на залетных вазунгов тоже. Потому что самим масаям до нас, как до Килиманджары. Элементарная хозяйственная утварь: мыло, дешевая посуда, самодельная обувь, мешки с чем-то, типа тех, что в студенчестве вагонами разгружали. (Сахар, мука, крупа?) Вот и все предметы их вялого интереса к цивилизации, хоть как-то сближающие их с обществом массового потребления. Массового, но не масайского.
      В открытую фотографировать масаев не рекомендуется, в крайнем случае, за гонорар фотомоделям. Потому «стреляем» из-под полы, для экономии значительно поредевших наличных средств.


   

   


«Покрышковые сланцы»

      Марик чуть не приобрел по сходной цене сие произведение народного промысла: его сланцы накануне приказали долго жить.
      Обувь у масаев – явление совершенно специальное, как и сами масаи. Самопальные сланцы сделаны из… старых автомобильных покрышек! Прямо с остатками протекторов на подошвах! Причем, без особых загонов по форме стопы: два уверенных движения ножом и подошва готова. Пара лямок из корда и все – принимай изделие!
      Мы даже догадались, для чего подошва не имеет четкого обозначения носка и пятки: чтобы вконец запутать животных. «Куда, судя по следу протектора, «едет» на своих «колесах» масай, с охоты или только на охоту? Не поймешь. Засада!» – звери в замешательстве, их ряды смяты. Всё! Масай празднует победу! И ест сбитую с толку жирафятину, потому что ему на законы и культовые символы глубоко насрать!
      Проезжая мимо очередной автомастерской, заваленной шинами, отмечаю: «Смотрите – обувная лавка».

      Post Africum
      На самом деле масаи не едят мясо диких жирафов. Да и домашних жирафов едят без особого удовольствия, для галочки. И дело не в запретах и символах. Просто масаю из еды куда приятней пить чужую кровь! (Как я их понимаю!) А чтобы окончательно не обратиться в конченных Носфератов, эти вампиры мешают бычью кровь с коровьим молоком. Но пропорции коктейля «Кровавая Зорька» за пределами повествования.


   


«Мобилизация» всей Африки

      Одно интересное наблюдение, сделанное при сравнении с Кубой. При всей схожести стран третьего мира, касающейся общей нищеты, есть между ними разительное отличие: уровень «мобилизации». Куба в этом плане очень походит на Россию 15-летней давности, где обладание 900-герцовой трубкой приравнивалось к верху благополучия и автоматически записывало вас в круг избранных зажиточных «папиков».
      Африка же более чем телефонизирована: в любой деревушке обязательно найдется крытая соломой будка, облепленная логотипами операторов. Телефонизированы даже масаи в своих «шиномонтажных» сланцах. А последние модели телефонов уже разрекламированы на всех придорожных щитах и завидно раскуплены потребителем.

«Отель-инклюзив»

      25 октября, 15:30
      Так вот, как на самом деле выглядит отель-инклюзив! А я и не знал.
      В ближайших к национальным паркам селениях сдаются ночлежки с минимальным набором необходимого: вода, вентилятор, балдахин. «Лоджами» зовутся. Крис так ужимается в деньгах, что готов нас поселить в собачью будку: «Я же вам говорил, что скупой платит дважды. И так, как могу, пытаюсь в бюджет уложиться».
      Вот же, свинья! Не с первого раза, но отвоевываем комнаты в ночлежном комплексе, в который можно войти без брезгливости. Даже с душами.
      Теперь понятно, почему про повара речь шла. Только где кормить собирается, на коленках?


   


Национальный парк Маньяра. «Осторожно, Бабуины!»

      25 октября, 16:30
      Последние наставления перед выездом:
      – Пойми, Саша: выпусти майку наружу, не будь «ботаном». Только последние рыги майки в трусы заправляют. Не позорь наши поредевшие седины.
      – Я решил быть самим собой.
      – Слова настоящего мужика, хотя вида они не поправят.


Бабуины заглядывают налево


      И последние наставления гида в лице Криса: «Окна, наверно, лучше прикрыть. И все блестящие вещи попрятать по карманам и застегнуть: часы, очки, деньги. Вон, бабуины, охочие до вазунговских побрякушек прямо по деревне, по шоссе разгуливают».
      (Сколько у человека самоиронии).

      Это только первая встреча с красножопыми приматами для нас удивительна. Уже через десять минут мы ведем себя, как и сами «бабоны» (Olive Baboons) – ноль эмоций: «Ну, бабуины. Ну, жопы стерты (поди, тоже от сидячей офисной работы). Ну, письки как у мужиков торчат… болтаются. Эка невидаль...»


   


      Подобная реакция ждала и всех остальных представителей животного мира, коих за два часа пребывания в парке увидели неимоверное множество. Список прилагаю ниже.
      Куда занятней было наблюдать за представителями иного сучьего племени, к которым и мы себя с некоторым сожалением относим. Весьма позабавила стая диких вазунгов на своих жестяных «корытах». Эти паслись у кромки воды под прикрытием своих «кастрюль» (панцирей не носят), приставив к глазам какие-то стекляшки – сами-то НИXXXYЯ не видят, пойми, Саня!
      Или встречаются на пересечении дорог, а глаза безумные: «Что, где видели?.. Леопард? А? Где?.. А мы там видели!..» – и понеслись в разные стороны (или в одну), как чумные.
      Это и называется у них «САФАРИ»!


   


Список встречных, помимо вазунгов, животных

      Фламинго, пеликаны, африканские цапли, и прочие пернатые кулики без опознавательных знаков на крыльях. Сова еще… или филин? Баба, мужик? Между ног не заглянули.
      Газели-импалы, зебры, мангусты (последние быстро перебежали дорогу, мы даже объективы вскинуть не успели). И необъятные даже с такого расстояния животные со странным названием «спины гиппопо».
      («Тут далековато, завтра в Нгоро как меня будете видеть…»)
      Далее: львы на отдыхе (по одиночке и парой), какие-то мартышки, жираф…


   


      Все-таки, жираф – чудесатое животное. Я попытался уже дома в «Фотошопе» подкорректировать ряд явных недочетов Автора. И вынужден признать – хреновый из меня Криейтор! Какая-то рогатая пятнистая гиена получилась… Геенна Огненная! И еще: в дикой природе ощущение от встречи с жирафом совсем иное, нежели в алеманском зверинце в Найроби. Наверно, восторг… или удивление… или преклонение перед изобретательностью Создателя.
      Несмотря на довольно странные пропорции – очень грациозное, сказал бы даже «женственное», животное.


   


      Опять стадо диких вазунгов. Что увидели? В густой листве узрели очертания прикорнувшего на ветке леопарда. Но тот так ловко замаскировался «под куст» среди веток и листвы, что автофокус при уже вечерней и слабой освещенности отказался работать.
      «Вельветовая» обезьяна (Blue Monkey). Вроде, обычная мартышка. Обычная, да не совсем: яички у мужских особей имеют нежный купоросовый цвет, к тому же бархатистые. Отчего и получили свое название. Прям, Velvet Underground какой-то!
      Слоны. Шли вдоль дороги, всего метрах в пяти-десяти. Человек шесть. Но уже начало смеркаться, потому фотографии явно подпортил эффект красных слоновьих глаз.
      Кажется, всех упомянул. Так, еще раз: газели, львы… жираф, слоны. Да, точно всё.
      И всех их мы могли только фотографировать. Предложенное нашему вниманию сафари далеко от своей первоначальной формы, очень суррогатно и отдает надувательской резиновой любовью.


   

   


«Наша Африкаша»

      25 октября, 19:00
      Как не пропустить перед ужином по паре «Таскера» в ближайшей забегаловке? Хотя, почему забегаловка? Вот телевизор, вот барная стойка. Даже скатерти есть на столах – «Vodka Pushkin»!
      На исходе тринадцатого дня африканских приключений тот факт, что где-то, в какой-то богом забытой дыре, в самой что ни на есть… Африке мира, пластмассовый стол в кафе застелен полиэтиленом с подобной «исконно русской» надписью уже не вызывает в нас бури эмоций.
      Чего не скажешь про местных посетителей. Эти ржут над каждой репликой, несущейся из «телеящика». Болтанка типа «Нашей Раши» или «Кривого Зеркала». Везде одно и то же. На лицо полный набор теле-требухи: вуайери-шоу «За стеклом», «Стань африканской звездой - 6», «Наша Африкаша», бесконечный спорт-сериал, криминальные хроники («с балкона второго этажа злоумышленники вынесли два мешка мороженной клюквы, ведутся поиски»).
      И реклама на уровне школьного кино-кружка: парень, заглядевшийся на Черного Ангела, натыкается на джип. Из того выходит «белый воротничок» и начинает парня грузить, типа «смотри, куда прёшь, придурок». А тот: «Ты сам придурок! Зырь, какая идет!» Оба начинают вслед цокать языками. Из машины выходит девушка «воротничка»: «Дорогой, когда мы поедем?» «Да пошла ты! Зырь, какая идет!» И апофеоз: «Гель для укладки волос «Зырь» сделает вашу походку неотразимой!»



Алеманский вечер

      25 октября, 20:00
      Паслись за ужином на алеманских угодьях – огромный кемпинг-лодж при въезде в селение, где найдется приют для вазунгов любого уровня достатка: от лужайки с палатками до двухэтажных коттеджей. Найдется всё, да только не про нас. Мы же идем у Криса «по бюджету», и здесь мы только на ужин, приготовленный «вот этим прекрасным поваром-инклюзив, который сам сюда приехал, чтобы вас ублажить вкусной и сытной едой».
      Хотя я брюзжу: еда и впрямь удалась! Не осилив и половины вывалившегося из этого Рога Изобилия-инклюзив, мы едва выкатились из-за стола, не забыв, правда, заглянуть в местные лавки при входе в «заказник»:
      – Ивнинг прайс, гуд прайс.
      – Мы за этим масайским копьем ночью придем, когда будет «вери гуд найт прайс».
      «Дубленки и шубы в Мехамании. Ночью дешевле!»



Крик души

      Чего-то, ни с того, вдруг, остановился. И никто не одернет, не скажет, что исписался. Неужели не видите? «Множественные самоповторы – твой конек» – так, кажется, я бросил Профессору в порыве желчи и усталости, под хруст менисков на «Лестнице в Ад». Но я разве не погряз в занудстве и самоповторах? Хорошо еще, что от проклятия чужих цитат, роящихся на каждой строке, хоть как сумел оградиться.
      А вообще: «монинг прайс» «ивнинг прайса» мудреней.



26 октября, День Четырнадцатый

Маньяра. «Мумия возвращается»

      26 октября, 07:30
      Дожидаясь погрузки ланч-боксов в трюмы нашего «Крузера», успели найти себе занятие по интересам. Сравнить «ивнинг прайс» с утренними расценками, и вдосталь нафотоохотиться за птицей-марабу.
      «Знатная зверюга! Мех, мясо, шкварок нажарю!»
      Когда эта чудо-мараба, хлопая, как в последний раз, своими огромными опахалами, «запархивает» на ветку, чувство, что дерево не выдержит и вместе с корнями завалится навзничь. Представьте, что «Антей-22» с полной бомбовой загрузкой решил на ветку взгромоздиться.
      Пока суть, да дело, Брат Джимми пошел в очередной раз перебинтовать свои болезные ноги, да пропал.
      – Что-то наш Джимми-бой в клозете застрял.
      – Сейчас, придет обмотанный весь с ног до головы, бинты по ветру трепыхаются, руки вперед протянуты – «Мумия возвращается».


   

   


Зебры на дороге

      26 октября, 09:00
      Разогнаться в городской черте в Аруше и Моши нереально: на каждом перекрестке ожидает упитанный «пьяный полицейский», да еще и в обнимку с «зеброй»: такой конкретный двухметровый полосатый наплыв на дороге, он же – пешеходный переход. То-то они налегают на джипы: попробуй не убить клиренс и подвеску на этой «стирально-полосатой доске».
      Короче, уважают они пешехода. Ильфа с Петровым начитались что ли? Но перейти дорогу не становится легче, движение-то левое! По какой стороне выедет, как завернет? Шесть мечущихся на проезжей части вазунгов – то еще зрелище! Надо было хоть флажки красные с собой прихватить, организованно переходить дорогу, как в садике – за ручку. И «воспитка» Бобба впереди.
      Но и за пределами городской черты тень, а точнее тело «асфальтового Командора», преследует неотступно. Только на трассе «лежачий полицейский» сделан не для пешеходов, а для животин, и имеет не выпуклую форму, а наоборот – яма. Хорошо еще, что обозначен он видимым задолго издалека ярко-ярко желтым. А то на скорости хребет бы в трусы весь просыпали!



Селение Карату, Церковный приют

      26 октября, 10:00
      «Денег за постой отвалил – не меряно!»
      Очередной «дорогой отель-инклюзив» очень напоминает ночлежку, а точнее, церковный хостел. Дожили, блин, в хосписе очутились – дешевле только, если нам за проживание начнут платить. Ради интереса хотели даже сравнить озвученную Крисом цифру с фактической, да поленились: течение времени «по-танзанийски» уже всецело завладело нами. В последние дни даже к Крису отношение поменялось как к досадной, но неизбежной составляющей, которую просто «надо принять»: как нашу промозглую и дождливую октябрьскую хмарь или не самую любимую процедуру бритья (благо, могу себе позволить иметь перманентную недельную щетину).
      Такое у нас гламурненькое и политкорректное сафари получается: никаких тебе кровавых жертв и «палок в жопу», никаких убийств на религиозной почве – только выхолощенное и стерильное общение с дикой природой через окошко авто, в худших традициях гринписовских маршей протеста.
      А в эко-парках даже проехать где вздумается нельзя, только по спец-дорожкам, многие из которых еще и перегорожены: «Проезд только парк-рейнджерам».


   

Придорожный «Херитадж», продавцы батата (местной сладкой картошки) и магазин «У Дуни»

   

   

Молодое поколение выбирает шанежки и банановые чипсы со вкусом «чили»


Кратер Нгоро-Нгоро, у края

      26 октября, 11:00
      Две точки, откуда открывается вид на кратер. Одна: естественная, рядом с памятным камнем: «Здесь похоронен исследователь, который жизнь положил на изучение этого замечательного уголка природы». И вторая: предорогое алеманское местечко, шикарный отель прямо на обрыве скалы: с огромной смотровой площадкой, со стационарным биноклем, настроенным прямо сейчас на носорога, пасущегося далеко в долине. Пора и нам превратиться в полоумных исследователей саванн: «Бегом, бегом, по машинам! Запомнили, где стоял этот, как его… Нос?»
      По латыни носорог – Rhino. То есть «Нос»! Вот, не повезло человеку с именем. Хотя и «Рог» было бы не лучше.

      Узкая, разровненная грейдером тропинка в одну машину по склону кратера. Двум машинам едва ли разминуться, потому здесь и организовано одностороннее движение и,стало быть, выбираться из западни будем уже по другой дороге.
      Вазунгов, спрятавшихся по машинам, окружили масаи с копьями. Нет, и этим тоже уже не до человеческих жертв: товар-деньги-деньги-штрих. Когда рейнджер стал разгонять страждущих, отобрал у одного закутанного в скатерть парнишки коллекцию побрякушек. Куда подевалось гордость этого воинственного народца. Роли, более подходящие менту с бомжем, в декорациях площади трех вокзалов. Унылое, жалкое зрелище!


   

   


«Восьмое чудо света»

      26 октября, 12:00
      Нгоро-Нгоро – «Восьмое Чудо Света». Название возникло, скорее, как результат частых переспрашиваний: «– Как-как? Нгоро?.. – Да, Нгоро, Нгоро!» Тогда перевод, видимо, должен звучать как «Чудо-Чудо»?
      Колоссального размера кратер (более 20 км в поперечнике и 600 метров глубиной), где существует своя удивительная и уникальная, образованная в результате подобной естественной изоляции, экосистема. Такая «Земля Саника». Ничуть бы не удивился, встретив в этом «Затерянном Мире» динозавров.
      Но встретили других, не менее экзотических зверюшек. На протяжении нескольких поколений, животных здесь никто не трогает, оттого они людей перестали бояться. И мамаши поучают своих чад приблизительно так: «Этих мягкотелых животных не бойся. Их же из железных клеткок не выпускают. Они оттуда поулюлюкают, позубоскалят как бандерлоги, и их обратно увезут. Ты жуй, жуй травку, сынок…»



«Мир животных – мир людей»
(прочтение обязательно перемежать визуальным рядом)

      Саванну застали не в самый цветущий период ее жизни. Засуха, все выжжено, голая рыжая земля, скудная растительность гнется к земле под жестокими лучами солнца. И некому-то ей средства от ожогов предложить, мед хотя бы.
      Но зебры очень даже упитанные. И антилопы Гну не жалуются, разве что на львов. Гнут их львы в их коровий рог. Но львов тоже понять стоит. Они точно также в кратере заблокированы и вынуждены вариться в этом своем антилопско-газельно-зебровом соку.
      Я очень даже понимаю львов. Таких страшных животных как эти Гны сам бог велел щемить. Какие-то они «чмошные»: несуразные, неухоженные, лохматые люмпены. Педалей к ним не хватает! Посмотрите-ка лучше на газелей-импал: расцветка гламурненькая, выделка меха – «первая линия», рожки на пике сезона, а хвостики и зона бикини тщательно прибраны. Козочки Сидоровы!

      Про буйволов ничего определенного не сложил, кроме того, что «быкуют» больше положенного. Но это до момента, когда льву постной говядинки не захочется. Нежирной, филейной. Вспомнился старина Марли: «Buffalo Soldier».


   

   

   


      Тщательный осмотр стоящих в непосредственной близости к тропе зебр дал следующее заключение: «Пацаны, да это ЛОШАДИ! Ржут так же, срут так же. А рябит из-за чересстрочной развертки на мониторе».
      Что-то Крис говорил, про миграцию зебр. Что сейчас чуть не все зебры Африки сюда съехались на Великую Зебрячую Сходку. И про цвет еще обмолвился: светло-коричневые полосы положены до двух лет отроду, потом они проявляются – чернеют от жизни.
      А кадр, пойманный в самый ответственный момент дефекации полосатого коня, надо обязательно отправить в «National Geographic» (или в раздел «копрофилия с животными» на какой-нибудь ХХХ-сайт).


   

   


      Лось какой-то валяется на обочине в куче дерьма. Пьяный? Да нет, похоже «коня двинул», точней, «копыта отбросил». Но хищники не подходят, видно сам протух. Теперь это лакомство для стервятников, они только с той рогатой тушкой закончат разбираться, и сразу сюда.

      А на дороге лежат поваленные деревья. Значит, слон не в духе с работы вернулся. И слонихе, наверняка, достанется сегодня по хоботу. «Ничего, и на тебя, толстокожего, управа есть, видели же череп одного из твоих соплеменников».


   

   


      Тот же бородавочник. На что свинья свиньей, а туда же: хочет показаться сведущим в вопросе столового этикета: ест траву, исключительно опустившись на передние колени. Разве ножа с вилкой не хватает.
      Тема семи слоников как символа мещанского благополучия уже не актуальна. Теперь их заменит семейство Пумбы (сам Пумба, жена Пумбы, Пумбочка и Пумбешка), один меньше прежнего. Будут также труси́ть по поверхности комода, как и эти по саванне.

      А птиц-то, птиц! Какой только мелкой и не очень пернатой твари ни собрано: птица секретарь-референт (у слона работает); дрофы (вырядились как на «пати» в ночной клуб); пичужки (на заскорузлых спинах гиппопотамов спа-процедуры делают, массажи, пиллинги и лифтинги); страусы, эти близоруко что-то в траве высматривают. Не в пример ястребам: «Вам бы такое зрение, пойми, Саня».

      И последнее – гиена. Оказалось, что это очень крупная тварь! Гораздо больше любой самой крупной псины. Но таких тварей и среди людей более чем. И все они, как правило, тоже очень крупные…
      Короче, от постоянной и непосредственной близости с людьми и звери тоже очеловечиваться стали в наших глазах.


   

   


«Бегемоты фотографируют бегемотов»

      26 октября, 13:30
      От усердия у нашей уже двадцать лет видавшей виды Тойоты «глушак» отвалился. Наглухо! Старая мудрая машина, почуяв недоброе, сама потихоньку отсюда сматываться стала.
      Выехать бы наружу. Сейчас только перекусим, Рога Носова найдем и ходу отседова.
      С размахом организованное пикник-стойбище развернуто у пруда, в котором резво плещутся бегемоты. «Резво» сказано авансом: вдруг, хотя бы один из десятка бурых пригорков, едва торчащих из воды, пошевелится.
      И точно, один из безразмерных бурдюков стал медленно перемещаться в сторону алеманского пастбища, чем вызвал ажиотаж среди таких же заплывших жиром бурдюков с фотоаппаратами.
      «Бегемоты фотографируют бегемотов» – озаглавил я эту печальную картину.


   

   


Птичий пикник

      Вот, где раздолье птичкам всяким: синим, желтым, соколиным, цесаркам рябым. Последние особенно жалостливо просят: «Мы сами неместные, отстали от поезда. Подайте, кто что может, на пропитание».
      А что такое «пикник»? Правильно: расстилаемся, растелешиваемся на травке, жрем! Едва успев чинно рассесться, богато обложившись нехитрой ланч-боксовой снедью, Председатель Лео был нагло и бесцеремонно атакован свалившимся прямо с неба ястребом на предмет грабежа куриной ножки. Прямо из рук! Доля секунды, хлопок крыльев и все – нет курицы!
      «Она у меня это… курицу СВИЗДИЛА…» – совершенно растерянно и обескуражено промямлил Лео, глотая обиду и недожеванный кусок, чудом успевший попасть в рот за секунду до инцидента. Таким Эль Гранде Председатель в этот момент казался ранимым и беспомощным. Как не заступиться:
      – Ах, эта птица злая! Кыш, паскудная! Украла у нашего Председателя еду, прямо изо рта. Ух, она такая! Тварюга!!!
      – Не украла – СВИ-ИЗДИЛА! – хнычет Лео.
      Не успели утихнуть страсти, как на место Лео взгромождается Капитан Бо, за просмотром бегемотов пропустивший баталию. Всё слово в слово: чинно сел, стал раскладываться. А Крис, с ухмылкой и в предвкушении, на него фото-пушку наводит – момент истины ловит. Он-то во время своей трапезы из авто и не вылезал, но нам про подобные нюансы приема пищи ничего не сказал, поганец.
      Но зря этот хмырь радовался и предвкушал: наш отчественный Бокса был куда более осмотрителен, и ел, опустив голову непосредственно в пластиковый бокс. Не досталось ворогам от его обеда, хотя несколько птиц в прямом смысле висело над его головой дамокловыми клювами.


   

   

   

   


Вспотевшие ладошки

      «Носатого» так и не встретили, Rhino. Ладно, надо выбираться отсюда, а то у животных скоро настоящий ужин начнется – куриными ножками не отделаешься.
      С ревом (вырванный из матки глушитель к крыше привязан) понеслись наружу по узехонькой козьей тропе. С одного борта стена вверх, с другого – вниз. Видеть прямо за стеклом проносящуюся мимо пропасть жутковато:
      – У меня ладошки вспотели, – признается Беловежский, сидящий по борту к пропасти.
      – А у меня и вовсе руку свело, так в поручень вцепился, – соглашаюсь я с того же борта.
      Во, где адреналин! Что там ваше «сафари» на фотоаппаратах?!
      Так мы, наверно, громко срались, что ровно через пять минут у нас случился…

День рождения

      26 октября, 17:10
      Что: глушитель мощность крадет? Так мы и без него едва тащились в гору на этой развалюхе: «Только поле-поле, пацаны». И так до тех самых пор, пока колесо не наткнулось на каменюку посреди дороги, через которую машине на уклоне не хватило сил перелезть. И мы встали. В этот ответственный момент Крис стал делать совершенно непростительные для водителя действия: выворачивать на горке колеса для объездного маневра и раскачивать машину. А машина, как уже поняли, старенькая: ревет, сыпется вся, но НЕ ТЯНЕТ.
      И тут… этот… гад… просто спустил ее с тормозов… и колеса вывернул к пропасти. И мы туда прямехонько покатились…

      …кто говорит, что в такие моменты вся жизнь перед глазами проносится? Фигня полная! Животного страха уже не было, точней, мы в этом состоянии уже некоторое время пребывали по мере подъема, так что немного пообвыклись. Не знаю, сколько времени прошло, но лично у меня за это время в голове не пронесся, ПРОПЛЫЛ следующий ряд:
      «…я сижу самый первый к пропасти, сзади и справа… до единственной двери не добежать – она ровно по диагонали от меня, слева впереди…
      (черчу воображением схему эвакуции и оцениваю воображаемыми рулеткой и секундомером расстояние и время)
      …к тому она открывается только снаружи, через форточку, которую еще тоже надо открыть… а это время… все это занимает время… первый у двери сидит Бокса, он еще, может, успеет вывалиться наружу… за ним с первого ряда начнет выдвигаться Профессор Поле-полевский (все мы знаем его расторопность) и, вот так, в дверях застрянет на раскарячку – руки и ноги как у морской зпезды… героя… посмертно. И всё: всем ЗПЕЗДЕЦ!
      …есть еще вариант попытаться открыть свою фрамугу, но она заедает, а руки давно деревянные от цепляния за поручень… хорошо, открою, дальше что, если я сижу первый на вылет… ну, попытаться ухватиться за багажник, пока еще машина совсем не завалилась… и по крыше хватаясь, цепляясь за жизнь…»
      Ход моих мыслей прервал толчок. Это колесо подо мной уткнулось в бортик, отсыпанным грейдером у самой обочины. Этот же толчок заставил отмороженного Криса стиснуть-таки все имеющиеся в этой рухляди скулы и тормозные колодки. Машина застыла в мареве красной глинистой пыли.
      А мы, в наступившей гробовой тишине, медленно, будто боясь нарушить тонкое равновесие, стали выбираться наружу. Председатель Лео, даже в столь экспрессивный момент не потерявший самообладания и холодного рассудка, прихватил с собой мастерку. О чем, интересно, он в этот момент думал: «Не просрать бы мастерку»? Или: «Что-то меня в холод бросило»?
      Теперь уже Родной Брат Джимми жирно отчертил границу во времени:

«Запомните, 26 октября 2007 года, 17:10 – ДЕНЬ НАШЕГО ВТОРОГО РОЖДЕНИЯ!»



   


«Грустный праздник»

      26 октября, к вечеру
      Свой второй день рождения решили отметить в узком семейном кругу. Никого не стали звать, только пива вагон и литр «Грантса» позвали. И без помпы и привычной дури начали потихонечку «отпускать гайки», одну за другой. Даже Родной Брат Беловежский временно спустился к нам со своего Плато Трезвости.
      Когда немного ослабили колки на струнах, стали делиться впечатлениями. Тихо, будто боясь спугнуть мгновение. Первое, что поняли: ничего бы мы не успели! НИ-ЧЕ-ГО! Факт! Только никто не взял на себя смелость озвучить эту мысль, потому что страшная это мысль. Но шанса остаться в живых к концу полета просто не было. Из нас в этой консервной банке из армейского сухпайка вышел бы замечательный пельменный фарш: немного говядины, немного свинины и чуть-чуть барашка. И еще, для пикантности, немного темного мяса некоего экзотического зверя.
      Брат Саня обиделся на мой рассказ про «раскорячился зпездой в дверях, и всем ЗПЕЗДЕЦ».
      – Я, между прочим, из машины самый последний вылез.
      – То-то и оно…
      – Парни, а ведь этому Крису далеко до всего было: он еще на «бегемотовой» стоянке пару косяков дунул – только сейчас признался Родной Брат Марк.
      – Вот, ведь ……………………… Ладно, завтра этот страшный сон под названием «Крис» навсегда закончится.
      – Что нас спасло? Кто-то из нас, наверняка, в рубашке родился.
      – Это Счастливчик Мбо. ОДНОЗНАЧНО!

«Отсрочка»

      Брат Марик предложил такую тему: «Вот, машина зависла над пропастью, и время остановилось. Появляется Ангел Господень и дает отсрочку ровно на сутки. Завтра, ровно в 17:10 все собираются там же – над пропастью в авто. Что бы стали делать? На что бы эти последние сутки потратили?»
      Я подумал, и сказал, что ничего бы не стал делать, ровным счетом. Я выбрал бы посидеть среди друзей. Также, как и сейчас сижу.

«Жертвоприношение»

      26 октября, вечер
      Прощальный «праздничный банкет», устроенный Крисом, включал в себя «Ритуал разделки тушки барана Старейшиной группы, вместе с Правом первого куска». Сафари, все-таки, должна же быть принесена хоть какая жертва, коль мы ей не стали. Уже сготовленный для важной миссии агнец ждет на кухне – нам только на куски разодрать.
      Со Старейшиной, само собой, проблем не возникло, есть у нас один аксакал на примете, Родной Брат Лео, который, на сей раз, даже не сопротивлялся особо предложенной ему роли, чем удивил. А с бараниной опять «бюджет» вышел: вместо тушки только ножка, и та – жилы на кости. Что они с мясом делают, ироды?! Все жилы промеж зубов на завтрак остались.
      Пригласили с кухни нашего повара-инклюзив, выпили с ним за ножку закланную, за хороший отдых и за удачу. И за его чаевые тоже выпили. А с Крисом выпили за профессорскую рубашку: «Крис, ты хоть знаешь, чего мы сегодня напиваемся? День рожденья у нас. Саша у нас сегодня в рубашке родился, заодно и нас ей прикрыл».
      На что невозмутимый Крис рассказал невнятную, но, с его точки зрения, нравоучительную историю, закончившуюся таким же поучительным «сорри».
      Короче, поводов было предостаточно: пришлось девушке из бара в магазин бежать – не было у нее литрового «Грантса», а размениваться – не в наших правилах.
      Настроение «пастозно-занозное», а за соседним столом тоже банкет у группы немцев: «Парни, давайте хоть на алеманах «пар спустим». Я вон тому самому большому для затравки «сливу» поставлю, на плешь плюну или еще чего?..»
      Но закончилось все на русско-немецком фронте братанием на передовой и обоюдными пожеланиями удачи.
      «Прощай, оружие».


27 октября, День Пятнадцатый

Церковный хостел. «По ком звонит колокол»

      27 октября, ночь и утро
      Часа в два ночи проснулся в том же виде и состоянии, в каком и оставил себя накануне: прилег «на минуточку». В одежде и обуви. После кафе мы вернулись в хостел и еще долго сидели на крылечке под рюмку и тихие разговоры. Но деталей не помню, «сдулся» первый.
      Смотрю, Брат Джимми тоже в одеждах спит. Может, это он первый «на минутку» прилег?
      Голова чугунная, а часа в четыре в голове еще и колокола зазвонили… или не в голове, все-таки? А, это настоящие колокола зазвонили, хостел-то христианский. Потому и колокола, а иначе бы муэдзин запел. А тут вместо муэдзина, уже на рассвете, запели монашки. Проснулись, значит.
      Колокол, псалмопение…
      Вспомнил давнюю историйку, как утром на Ильменке был разбужен потусторонним трубным гласом с Небес. Думал: «Всё, вот и за мной пришли! Только не понятно: ангелы, демоны или санитары? Но, в любом случае, нельзя так больше надираться! Правда оказалось куда интересней: у соседнего костра на волынке играл диковинный для наших мест американец. Ага, американец, да еще и на волынке! Да еще и на фестивале бардов «во глубине сибирских руд». Легче в ангелов с демонами поверить!
      А в Африке колокол и монашки. Проснулись, значит, и нас разбудили.
      И не спрашивайте меня, по ком звонил колокол.

«Думы мои – сумерки»

      27 октября, чек-аут
      Опять туманное и седое утро. Афффрика фффрио! Холодная, неприветливая, похмельная Африка. Выгоревшая, блеклая и унылая, с редкими красно-синими вкраплениями масайских фигурок.
      Время вытрухаться из хостела, а Криса все нет. Толи глушитель чинит, толи опять основательно обкуривается на дорожку.
      Наблюдаем за соседской семьей алеманов. Если дядю, растянутого нещадно в Фотошопе, вымазать гуталином, скатерть красную накинуть – вылитый масай получится. Мама – моль, дочка в маму: «рыбий глаз». Настолько никакие… типичные бледнолицые европеоиды. Если бы не пара приемных «чертят». Пацаны, года по четыре, добавили живых красок в эту общую белесую палитру. Такие симпампончики!
      Брат Марик говорит, на приемных детей мода сейчас в Штатах… Не до жиру, своих бы завести.
      А мы опять тихо сидим на крылечке, пьем «Таскер», вспоминаем былое и поем «Думы мои – сумерки» и «Раненый стерх» Кинчева.
      «Солдаты читают почту и слушают звуки гармони».


   

Надпись на «запаске»: «Проект по изготовлению Виагры из баобабов, что не только встанет – пойдет!»

   


Особенности домостроения

      Странное совпадение: если почва на Занзибаре дымчато-серая, то и дома по дороге такого же оттенка. В районе Нгоро почва радикально терракотовая (та самая, в пыли которой мы вчера стояли у края пропасти, ошалелые). И дома по обочинам в этих местах – аналогично красно-бурые. Правда, на Занзике, особенно у побережья, в качестве стройматериала используют куски рифов. Оттого многие строения там бывают и белые, правда, в ущерб строгим геометрическим формам.
      Через окна нашей непутевой «Гны» несколько раз видели вдоль дороги кирпичные мини-заводы: печурка и рядом уже готовый к продаже стройматериал: серого, бурого или малинового оттенка, в зависимости от цвета земли в данной местности.
      Дома же у масаев и вовсе не похожи на остальные. Потому что технология строительства масайских жилищ принципиально иная: плетень, обмазанный коровьим дерьмом. И сверху «соломенная шляпка».
      Были, конечно, предположения, что внутри, за этим архитектурным минимализмом мы обнаружим сокрытые от лишних глаз блага цивилизации: кондиционер, компьютер, спутниковое телевиденье… Мечты не оправдались: внутри то же дерьмо, что и снаружи.


   


«Потемкинская деревня»

      27 октября, 14:00
      Еще вчера в программе сафари присутствовал пункт «масайская деревня», но тогда очень торопились попасть на небеса, и промчались мимо. А сегодня: «За вход придется заплатить 30 рублей со всех». Уже не спорим, не ропщем, не возмущаемся. Живы – уже хорошо! Может, эти 30 сребреников Крису душу согреют.
      Когда местные женщины (а в деревне были только женщины и дети) увидели готовых раскошелиться вазунгов, с криками «Е-ед-у-ут!!!» бросились одевать на себя приличествующие моменту побрякушки: браслеты, серьги и национальные «ошейники» из бисера.
      Это какая-то исключительная деревня, в ней живут только женщины. И, вроде, деньги на отселение от козлов-мужиков выделила сама Хилари Клинтон (кто такая?). Одно не понятно: деньги выделили, а освоения не видно. Не уж-то все средства ушли на плетень и на дерьмо?
      Однако живут и радуются жизни. И, в том числе, нам: завесили грязные одежды нехитрыми нитками бисера, выстроились полукругом, и начали петь да хороводить.
      Шоу, значит. Сперва, чтобы отработать «хиларевские» рубли, а потом про деньги забыли, и давай уже от души подпрыгивать. Это у них танцы такие: как «зайчики» на новогоднем утреннике – скок-поскок… «Прыг-данс» сплошной! А мы на этом утреннике, вроде как, хоровод «снежинок»… «снежков».
      А «зайчики»-то все лысые! Да, и «снежинки» уже давно не сильно волосами обременены. Такой, блин, «лысый» праздник!


   

   

   


«Херитадж на обочине»

      27 октября, 16:30
      Ни одного крупного сувенир-маркета не пропустили на обратном пути, благо рассыпано их вдоль трассы: домики, палатки, навесы всех размеров и мастей – местные «Херитаджи». Обещал же наш кровожатый… простите, провожатый цены впятеро от городских. Но и это обещание кануло в море несбывшихся африканских грез.
      Все дорого и торговаться не желают. Та же байка про «дэй прайс, гуд прайс, спешали фо-ю». Даже наше категорическое: «Мы две недели в Африке и прекрасно представляем, чем «дэй прайс» от «гуд прайса» отличается», – на них не действует.
      Приходится их из этого вяло текущего анабиоза любыми способами вызволять, даже шоковой терапией:
      – За 15 отдам (вещь стоит максимум три).
      – А что так дешево-то? Давай, за 20 возьму!
      Обескураженный торговец отваливается в «глушняк». Слабак!
      Но понравился один психологический трюк, который я позже взял на вооружение. Долго за мной бегал по рядам один торговец бусами из «эбони». Уже сбили цену с 20 до 12, если сразу пару возьму. Последняя подвижка к планке «10», и бери меня готовенького. Но он – ни в какую!
      Ну, ни в какую, так ни в какую. Что же он думает: мне бусы нужны? Наивный, мне сам процесс важен. Уже у машины он меня останавливает и рукой воздух рубит: «Хрен с тобой, 15!»
      И это после законно отвоеванных мной 12 и наметках на финальную десятку! Вот же, молодец!
      Пока мы обходили кругами бесконечные «бутики» народного творчества, Крис под шумок стал подбивать Марика посотрудничать на предмет совместного разведения «кроликов»: «Я вижу ты один нормальный среди этих белых полудурков. Ты мне америкосов слать пачками будешь, а я тебе взамен деньги, тоже пачками. Пасуй, Сыроега, сыграем!»
      «Макар, не дерзи! НЕ-ДЕР-ЗИ!!!»

Маньяра. Красные бананы

      Деревушка, в которой остановились в первый день сафари, и которую на возвратном курсе проезжали, славится на всю округу плодоносной почвой. Ткни палку – банан вырастет. И растет здесь этих бананов сортов 30, в чем имели возможность убедиться не только воочию. Большие и маленькие, прямые и крючком… желтые и зеленые (не значит «неспелые»), красные и коричневые (не значит «переспелые»)… В общем, есть, на что взглянуть одиноким, обделенным мужским вниманием женщинам, и повод разыграться буйной фантазии части мужчин.
      Мы же остановились на красных. Нам еще в город возвращаться, и ланч-боксов по дороге не будет. А ведь банановая «ля закуска» для русского мужика в Африке – вещь жизненно необходимая.

Аруша, «Arusha Resort». «Надежды маленький оркестрик»

      27 октября, 18:00
      Жизнь – отличная штука! Вырвавшись из лапищ пыльного урагана на подступах к городу, мы снова в Аруше. В уже родном нам «Резорте», после душа, и в предвкушении вечерней произвольной программы. Без Криса, а значит, без проблем.
      По дороге домой совершили высадку к Эль Гранде Баобабу на обочине. Тот весь в цвету – в Африке Вечная Весна! И совершили на его фоне групповое фото. Попытки охватить вшестером исполинскую древесину даже не рассматривали!


   


      Что будет вечером, пока не знаем. Да и не важно. Пока же с балкона фиксируем мимолетные фрагменты этой замечательной Жизни: вот уже третий раз мимо нас проезжает пикап, под завязку груженый людьми с духовыми инструментами. Те умудряются играть прямо на ходу – прямо «Band On The Run» какой-то! Корнет от тесноты едва не вываливается за борт, а между тромбонов и теноров цветниками затесались донельзя нарядные девицы. Играть на духовых в таких условиях да еще и на ходу не так просто, это я вам как профессионал говорю! Хотя людей много, но оркестром сию банду назвать трудно: палитра тонов и музыкальных красок скудновата, с провалами в партиях. Отсюда и грязноватый, крикливый «саунд». Геликона на них не хватает. Да, если бы он и был, за неимением места наверняка бы отсутствовал.
      Что за действо? Похороны в Новом Орлеане? Мама Чоли преставилась? Или очередная предвыборная агитация? В очередной раз мимо нас проезжает уже целая процессия: знакомый оркестровый пикап («цветники» во все свои белые зубы нам улыбаются и машут руками), далее минивэн (внутри человеческое месиво) и… белый лимузин… Тьфу, ты, ёлы-палы! Да это же свадебный кортеж! «Надежды маленький оркестрик под управлением любви»
      Жизнь – отличная штука! Если она продолжается!



«Тараканы в голове»

      27 октября, 19:00
      За ожиданием «Шестого элемента» нашей гоп-бригады, Мистера Мбо, отчалившего с Крисом на поиски очередных перкуссионных артефактов, потягиваем пивко и обсуждаем дальнейшие планы.
      Сегодня первый и официальный день рождения Брата Джимми. И надо это дело обязательно спрыснуть. Причем, необычно, экзотично: мяса такого эдакого, кузнечиков там африканских или гусениц жаренных в рот затолкать. Но приставленный к нашему столику человек поднял идею на смех: «Ну, вы уж совсем про нас думаете… Прям, какие-то медведи с балалайками на улицах… Это у вас в голове тараканы да мокрицы, а у нас сто лет уже такого мракобесия не сыщете».
      А жаль. Тараканов жаренных сейчас бы не помешало. Для полного осознания счастья жизни. Но кафешку без тараканов, но с культурной программой сервисмен, все же, подсказал. Название… не помню точно… пусть будет «Бригантина». В центре. Так, мы и так уже в центре!

«Чудо-дерево»

      Обладатель новых бренчальных трофеев Беловежский весел необычайно. Рассказал, что случайно встретил Лору в музыкальной лавке ее сестры. Поведал о своих героических странствиях с Крисом по «хазам» да «малинам». Что побывал на настоящей конопляной ферме, «только она на коноплю не похожа, а к какому-то хвойному чудо-дереву исполинских размеров привита». Рассказал, как долго они втроем, с Крисом и самим «плантатором» Папой Луи, водили хороводы вокруг сего чуда-дерева с топором, выбирая, какую лучше ветку на раскур заломати. И как для этих дурных целей в гаражных условиях соорудили из поллитровой пластикой тары походно-полевой кальян.
      Обладатель подпольной пасеки, фермер Папа Луи, человек с якобы французским гражданством – второй попавшийся нам коренной житель с белым цветом кожи (считая дауна из кафе «Ешьте руками»). Вопрос еще, что он тут делает со своим приметным цветом кожи и такими нетривиальными садово-агрономическими увлечениями. Не от французского же правосудия скрывается?
      Подведя итог, в свое отсутствие Профессор нехило провел время: «Всяко лучше, чем снова пить, снова смотреть об стену и снова «не скучно». Окончился рассказ о подвигах Геракла Беловежского на просьбе Папы Луи прислать ему из России на рассаду семена нашей «дури».
      «А давайте, тыквенных семечек ему пошлем. А лучше – капусты кочан» – заключил Бокса.

      Когда мы увидели фотоотчет о посещении подпольного наркопритона представителем русской культурной миссии, ржали до коликов: «Значит, этот одинокий куст – и есть «плантация»? И он же – та самая «исполинская чудо-елка», вокруг которой вы как Деды Морозы ходили втроем, чтобы срубить ветку под самый корешок?»
      Раз, два, три – елочка гори?! Вот же, вставило человека!
      «Что вы ржёте, как идиоты? Может, человек первый раз не в спичечном коробке, а живую коноплю увидел».


   

   


Профессор и барабаны

      – Ну, а с барабанами, с барабанами-то как? Теперь-то успел купить? Теперь-то уже никто не мешал тебе: не дергал, не подгонял… – тщетно пытаюсь поймать утробную профессорскую интонацию.
      – Барабаны купить успел в этот раз. Но прошлого раза не прощу.
      – ???
      – В прошлый раз стали подгонять меня, и я немного не успел. Единственный раз в жизни, можно сказать, мне попался барабан в виде голой женщины. Две мои страсти в одной слились: барабаны и женщины. Чтобы я мог насладиться…
      – Чем? Одновременно барабанить и е…ться?
      – Асанте сана, за добрые слова.
      – А сам ты, Саня!

Кафе «Бригантина»

      Несмотря на упаднические настроения Брата Джимми и его цитаты из классика: «А я день рожденья не буду справлять, все зае…, п…ц, нах…, б…!», мы полны решимости отметить это событие. В машине весело куражимся: распеваем африканскую «Джамбо Кришну» и смешим водилу «акуной маТИТей».
      Заехали в подворотню: «Как место называется? «Баркас»? Не-а, нам «Бригантина» нужна». Позже, в другой подворотне: «Это «Бригантина»? Блин, нам не нужна «Жар-птица», к «Бригантине» вези, лупень».
      Только с третьей попытки, не без помощи более опытных членов профсоюза перевозчиков и других участников движения, попали по адресу. За это время, точно, пару раз мимо проезжали, пока «Харе-Джамбу» распевали. Промахнуться надо умудриться, потому как настоящая «Бригантина» – дорогой алеманский мега-комплекс в самом центре города, весь в огнях, парусах и иллюминации. Но мест нет – спецобслуживание. Свадьба!
      И вообще, в субботу попасть куда-то проблематично даже в Африке. Везде: «Танзанято». Пришлось идти по проторенной тропе – забуриться в уже знакомую «Via Via», пока места есть.

Кафе «Via Via». «Свадьба или День рождения?»

      На лужайке за знакомой с прошлого посещения киркой тоже свадьба. Парни в кафе тянут («Есть места, пойдем»), а тут не оторваться: африканские пляски, поздравление молодых («А наш подарок стоит у вас на кухне»), кюре цвета сутаны со своим благословением и приглашенный музыкальный коллектив. И столики, много столиков. И гости: делятся на несколько концентрических «кругов приближения»: ближний круг – за свадебным столом с яствами, следующий – за столиками с едой, далее – за столиками с закуской, потом – просто за столиками, и внешний ореол – просто сидящие на стульях и стоящие поодаль. Последние – совсем, видно, дальние родственники, типа нас. Но мы без подарков молодым, потому вместо свадьбы – день рождения Джимми.
      А на лужайке у кафе тоже сейшн. Африканский «Ильменский» фестиваль. Только на сцене вместо бардов обкуренные рэпперы и дети с акробатическими этюдами. Та самая культурная программа вместо жареных кузнечиков.


   


Копия счета

      27 октября, 23:00
      В качестве трофея о пребывании – счет, в котором эта неземная нимфа с попкой, как орех, скрупулезно наставила палочек: 12 зарубок пива, две – бургера, три палки телапии и одна – чикен с рисом.
      – Он мне нужен для отчета.
      – Мне тоже, как сувенир.
      – Я сделаю копию.
      – Мне нужен оригинал.
      – Я сделаю точную копию.
      Удивил, короче, девку своими вазунговскими причудами. Но она, и вправду, тщательно и точно перенесла от руки все свои «палки» и зарубки. Ксерокопия по-африкански!

      Но пивом бо́шку не обманешь, а запасы спиртного в своих сумках подчистили в ноль. Интересно: почему френды у супермаркета со своими бусиками и картинками еще на работе, а сами супермаркеты уже нет? Пришлось ради старинной забавы «Трэс рюмкас перед сном» отдаться уже знакомому официанту «с мокрицами в голове».


28 октября, День Шестнадцатый

Аруша, «Arusha Resort». «Медведь-шатун»

      28 октября, 08:00
      «На далекой Родине время перевели на зимнее. Что такое «зимнее» время, когда вокруг всегда лето и время всегда – ТАНЗАНИЙСКОЕ?» – вяло недоумеваем за завтраком.
      Брат Джимми делится впечатлениями о своей беспокойной ночи: «Профессора не ждем на завтрак – опоздает. Он под утро только угомонился. А то: ночью встал, долго возился в ванной, рылся в вещах, уходил, приходил. И так всю ночь напролет. Медведь-шатун».
      Ждем шатуна-потоскуна с рассказом о его ночных бдениях, ведь повод на поверхности – у хохотушки Жени сегодня тоже ночное дежурство было. К чему бы ему еще не спалось?
      А пока слушаем о злоключениях молодоженов-итальянцев, с которыми вчера познакомились: у людей вещи пропали, документы, деньги. Не только по нам, оказывается, прошелся Африканский Молох.
      И с умилением наблюдаем за «баклажаном»-рационализатором за соседним столиком, который умудрился соорудить двухслойный бутерброд, намазав тост маргарином и джемом с обеих сторон!

«Ночная вахта»

      28 октября, 09:00
      Трудно пересказать этот богатый интонационными и тембральными модуляциями, насыщенный эпитетами и сравнениями, полный надежд и разочарований, рассказ «Медведя-шатуна». Получается, как ни крути, жалкое либидо левой руки:

      «Договорились встретиться с Женей в два ночи на вахте. Настроение боевое и планов громадьё. Помылся, побрился, приоделся, парфюмерией себя не обделил. В общем, как всегда: во всеоружии! Всё, как вы любите, дурашки. Но на вахте только сторож, который и слыхом не слыхивал ни про Дженни, ни про предварительные с ней договоренности и ласки. Говорит, что если она из обслуги, то, должно быть, спит в корпусе для персонала. Я туда. Корпус двухэтажный: где искать, как? И дверь на клюшке: шлагбаум с надписью «Танзанято». Вернулся домой: подумал, помылся, побрился, подушился. Опять на вахту: может, пришла? Нет, не пришла. К шлагбауму… домой…»

      Утром прояснились некоторые детали: Женя, оказывается, дала подробные наставления тому самому сторожу, где и как она будет поджидать своего Прынца На Белом Коне. И честно всю ночь прождала: «Ужо все глаза проглядела. Где ты, где, мой ПРЫНЦ?»
      А мы представили себе ликование злого и коварного Сторожа-Демиурга, расстроившего такую прекрасную ночь двум влюбленным людям, Сторожа, стучащего от радости во все свои тамтамы и поющего свои зловредные Вуду-песни.
      Очередной развод и «Вери мат»!

      Меж тем, затянувшееся отсутствие в его актуальной жизни непосредственной доступности барышень, грозит Профессору мбо-мбовых наук серьезными катаклизмами во всем его организме с головы до паха. Не говоря о скулах, которые сводит в любое утро, дня и ночи. Истекший вечер и нынешнее утро прошли под знаком донимания, и без того удроченного, Беловежского угрозами остаться в Аруше еще на пару дней. Но что ему делать здесь, среди этой вечно гогочущей кодлы, когда он давно мыслями в Найроби, где по улицам ходят Черные Ангелы в белоснежных лосинах? Потому на колкости и усмешки он не отвечает, а с серьезным видом что-то настрачивает в телефоне: «Я просто ей отвечаю».

Аруша, напоследок

      28 октября, 11:00
      До «Терминала» не дозвонились. Значит, обещанный там трансфер до Найроби «от крыльца до крыльца», и всего за 120 рублей – не для нас. Для нас вот этот, как чёрт из табакерки… простите… как гриб из-под земли выросший, представитель автобусной компании «Гриб Трэвел». Но уже за 150. Зато автобус подъедет прямо за нами в отель: «Рейсовый автобус на дом заказывали? Извольте!»
      Легкий пробег по городу мимо надписей «Sanya Change» («Обменник, Саньйа, пойми»), последние дежурные «покупинги». Кое-как отбились от оголтелой камарильи местных «френдов» у сувенирного бутика, где Профессор Дум-Дум-Дидл, в отсутсвие более достойных объектов вожделения, тщательно ощупывал барабаны на предмет приобретения очередного экспоната своей обширной барабановой коллекции. Не по африканским меркам назойливые «френды» достали настолько, что в конце пришлось жутко сверкать глазами, чертить в воздухе магические круги и цедить сквозь зубы: «Изыди, Акуна Матата Ацкий!» Волки похлеще гаванских амигосов!
      По пути следования небольшая автобусная станция, конкурент «Гриба Трэвэл». Но за бронь ведь денег не берут?
      – Сколько?
      – До Найроби 25 с человека. Итого 300.
      – 25 х 6 = 300? Как это: «по-танзанийски»?
      (Берет калькулятор):
      – Ну, 150.
      На сотне сошлись. И тоже автобус к подъезду. Вот, как они за клиента борются! Кроме нас еще, «может, пару человек на станции захватим». Лафа! Ведь сотня куда лучше, чем 150.
      Но попытку захвата минивэна еще не оставили:
      – Нам бы твой «вэн» до Найроби.
      – В Найроби далековато, но могу довезти за три рубля до автостанции.
      – Это за угол, где мы только что?.. Ай, молодца!
      И, как уже повелось: «кучка ковбоев, танцуя на грани», среди моря разливанного черных тел – пока обговаривали условия «заехать за угол», собрали на стоянке такси небольшой предвыборный митинг: «А чего хотят-то эти вазунги?.. А-а, до какого-то Найроби хотят…»


   

   


«Вараково-Яково»

      28 октября, 13:00
      В ожидании пива, обеда и автобуса я похвалился своим последним танзанийским трофеем: увидел в тумбочке какую-то черную книжицу. Открыл на первой попавшейся странице: «Варака ва Якобо». Мать честная, это же Гидеоновский Новый Завет на сwахили!!!
      Признаюсь без доли стыда и сожаления: С(пи-и-и)ЗДИЛ!
      Может, попадись другая фраза, и не взял бы на душу грех. Но как устоять против этой «якобы вараки»? Вообще, оказалось, что сwахили очень поэтичен. Он легко ложится на рифму, что не без успеха и продемонстрировал нам Бокса, напев пару строчек из этикетки «Таскера».

«Вдребезги!»

      Профессор сторговался в баре на ящик пива в дорогу, по рублю. Но судя по принесенному счету, цена опять «по-танзанийски» – полтора! К тому, оплачиваем 21, а забираем только 20 (надо порадовать бутылочкой того, кто вступил с нами в преступный сговор). Ну, неймется нашим африканским братьям, так и напрашиваются на волшебный очистительный пендель. Даже доселе снисходительного к разводам Профессора взорвало:
      – Ну, ладно, бутылку я сам пообещал официантке (той, что паровозик изображала по моему образу и подобию). Но цена-то?!
      – Полтора – это с тарой. Я же думал, вы здесь будете пить. Тогда бы по рублю.
      – А кому я говорил, чтоб около сумок поставили, потому что В ДОРОГУ? И что берем много только с учетом дискаунта.
      – А вы «чупу» вернете?
      – Далась она нам. С водителем обратно и передадим.
      После долгих эмоциональных переговоров с участием Профессора с одной стороны и всего персонала отеля с другой, цена так и не снизилась, но:
      – Вы, все-таки, тару с водителем передайте… раз пообещали.
      – Щ-щас, блять!!! Мы ее вот так (широкий замах Профессорской руки) об землю разобьем!!! (Стали сказываться тревожная бессонная ночь и сперматоксикоз).
      В общем, вопрос с пустой тарой так и остался нами до конца не понят, когда любой здравый смысл разбивается о стенки пустых пивных бутылок. Может, на памятнике яростному африканскому Солдату закралась опечатка, и надо было там вычеканить «Всё за чупу-чупу»?

«Полная жопа огурцов»

      28 октября, 15:30
      Те «пару человек», что должны были подсесть к нам на автостанции, оказались «полной жопой огурцов», при том, с горкой. Всех мастей и фасонов: молодая вислозадая алеманка – 1 шт., индус (без чалмы) – 1 шт., два шведа арийской наружности и пара сумчатых австралийцев – будто клонированных, огненно-рыжих отца с сыном. И еще из коренных: милые баба с дедой и милая девушка 60-го размера (не знаю, сколько в «шт.» получится). Нам, при погрузке в отеле вольготно развалившимся ровным слоем по всему салону, пришлось ужиматься в хвосте состава.
      Только Профессора миловидная девушка 60-го размера наглухо привалила к окну. И ему (мы знаем его страсть к «сдобе») не оставалось ничего другого, как молча начать наливаться пивом: заливать тоску по стройным белым лосинам. Что не могло не отразиться на состоянии его мочевого пузыря уже, буквально, через час.


   


«Моча в голову»

      И начался жесткий прессинг: «Кто хочет отлить?.. Никто не хочет отлить?.. Не захотели еще?.. Кто-то еще хочет?.. Вы пиво пили??? Отец, подойди к водиле, попроси остановить». Так его милая девушка своими размерами заворожила, что он так и не решился сам через нее пробиться. Увидев его глаза, полные мочи, я сжалился и попросил у водилы «файв миньют пись-стоп».
      Заодно появилась возможность сфотографироваться на фоне бесконечно унылого пейзажа с саванной, масаями и термитниками в человечий рост. В обнимку с теми и с другими.
      На кенийской границе Профессор, наконец, оставил уютное соседство милой девушки, ретировавшись в самый дальний угол автобуса. Что позволило ему уже свободно стучать во все свои барабаны и самостоятельно ходить к водителю по первому зову организма.
      (Ты помнишь ли, Саша, те брызги по колено? Тот жар и напор, с которыми уделал ни в чем не повинного друга?..)
      Сколько раз за эти пять с половиной часов он сделал подходов к водиле? Пожалуй, и сам не скажет. Сначала и мы составляли ему компанию, но ничто не вечно под луной: и моча тоже. В последний раз Профессор вышел ирригировать (не эрегировать!) засушливую саванскую почву уже в совершеннейшем гордом одиночестве.


   


«Последний бой»

      Пассажиры уже давно стали просекать, с кем имеют дело: сначала пиво, затем «потому что мы банда», следом Ансамбль песни и пляски на барабанах, за ними «файв миньют стоп», и снова: пиво, песни, барабаны…
      Самим же нам особенно понравилось собственное исполнение песни советских композиторов «Последний бой». Каждое слово, каждая фраза как выстрел – точно в цель:
      «Четвертый год нам нет житья от этих фрицев… (и кивание в сторону шведов)
      Четвертый год соленый пот и кровь рекой… (это про Килиманджаро)
      А мне б в девчоночку хорошую влюбиться… (тут понятно)
      Мне б до нее дотронуться рукой… (и многозначительные взгляды в сторону Профессора и милой девушки 60-го размера)
      Еще немного, еще чуть-чуть… (Саше про реакцию на выпитое)
      Последний бой, он трудный самый… (предстоит уже вечером в Найроби)
      А я в Россию, домой хочу… (без комментариев)
      Я так давно не видел маму…» (а это про матерей наших детей).
      И еще, на подъезде к кенийской границе: «На границе небо сине… так похоже на Россию, только все же не Россия».

«Дьюти-фри по-африкански»

      28 октября, 16:00
      Это тоже самая настоящая граница. Государства-то разные, хоть и были когда-то частью единого целого. Как нам в Казахстан сгонять. И степи саванские подтверждают аналогию: «Так похоже на Россию…»
      «Дьюти-фри маркет» как лишнее подтверждение реальности «кордона»: та же сувенирная будка, которых тысячи уже повидали по дорогам и весям африканским, с тем же стандартным набором нагуталиненных деревянных фигурок и прочей сувенирной лабуды. Тут же решили «навариться» на пустых бутылках, в качестве «ченьжа» на полные или чего еще предложат. Не разбивать же, в самом деле, вдребезги.
      «На эти два доллара вы можете выбрать в нашем Дьюти-фри все, что только пожелаете». (А пиво здесь 2,5 рубля!) Я демонстративно пошел выбирать, а этот зазывала-юморист следит за моим взглядом и жжёт: «Да, выбери этого двухметрового жирафа на те девять чупа-чупов». (Такие жирафы идут по тысяче долларов за метр). Чтобы этот гад зазря не скалился, мы эти бутылки ему подарили. Пусть знает широту русской души!
      Напоследок Марик вконец ошарашил коробейника, настойчиво совавшего в окна уже тронувшегося автобуса набившие оскомину поделки, этой своей загадочной формулировкой на смеси незнакомых диалектов: «Give me ten dollars, please. Ну, ладно – seven». Так и оставили человека на обочине, зависшим наглухо, как «Винда».


   


«Заходящее солнце Карибии»

      Ловлю себя на том, что вся мизансцена до боли что-то напоминает: мы несемся по трассе в лучах заходящего красного солнца. Немного похмельные и уже конкретно пресытившиеся «черной икрой», которой наелись ложками. На сердце немного тоскливо. С одной стороны странствия начинают надоедать, и уже физически ощущается тоска по дому. С другой стороны, завершение какой-то важной вехи в жизни сопровождается щемящим чувством утраты, грусти и сожаления. После всех прожитых и пережитых событий мы возвращаемся в Найроби, где наши африканские странствия завершатся.
      Что напомнили мне эта дорога, это солнце и эта грусть? Наше возвращение в Гавану в теплых лучах заходящего солнца Карибии.


«Заходящее солнце Карибии». Куба 2006

«Цивилизация!»

      28 октября, 19:40
      И снова Найроби, родной «Терминал».
      «НАЙРОБИ-И-И…»
      Уже порядком устали от экзотики: от масаев в покрышках на ногах, от назойливых Арушевских «френдов», от «акун матат» и затянувшегося течения времени «по-танзанийски». И уже соскучились по цивилизации: когда высадились прямо на углу «Терминаловской» улицы, лица у всех светились ярче столичных найробийских фонарей.
      «Наконец, ЦИВИЛИЗАЦИЯ! НАЙРОБИ-И-И…»
      Это до́ма десять лет пролетают за одно мгновение, словно перед глазами старой цирковой клячи: бег по кругу на потеху толпе, за миску похлебки. Или, как точно сформулировал Капитан Бобба: «Годы, как из пушки, в говно расстреляны».
      А здесь: каждая такая поездка как целая жизнь… нет, две жизни, нет – три! Сколько дней, столько и жизней прожито. Каждый день заново начинаем жить и ловить новые впечатления. И каждый новый день, как целая жизнь, не похож на предыдущие.
      И сейчас вспоминаем: «Неужели мы тут были целых тринадцать жизней назад?»

«Золотые горы в коконате»

      28 октября, 21:30
      Никто не помнит, где кафе «Кенгелес» находится? Понятно, «в трех минутах», но где именно? Сколько поворотов делали и куда? Мы же Марику наобещали гор золотых «в коконате», которых он в той жизни еще не пробовал. Только припоминаем, что рядом была вывеска «Baroda House». Да, похоже с кафешкой борода вышла…
      Вышли на первый перекресток: «Да, вот же она, «Борода»!
      Наконец: цивилизация, алеманство, курица в коконате, «угали» и фирменный «Кениян стайл». Даже «Курицу по-киевски» в меню надыбали (с котлетой спутали?). Только решили блюда относительно себя по фазе сместить. И в этот раз уже всем досталось от ритуала «Кенийского стиля», т.е. всем подали влажные горячие полотенца с каким-то жасминовым ароматом (а не только заказавшему это фирменное блюдо). Потому что сегодня я за «кенийского петуха»! И потому что мы – БАНДА!
      Но уже к половине десятого усталость от переживаний и впечатлений последних дней просто валят с ног. Уже не до дискотек и прочих утонченных прелестей цивилизации. Для Марка это последний африканский вечер, и последняя возможность найти лихо на свою шубутную задницу. Но даже Профессор, всегда легкий на подъем на предмет «пройтись по цыпочкам», после своей «ночной смены» не поддерживает товарища.
      Я Марика, в его последнем порыве нерастраченной страсти, очень даже понимаю, но в глаза хоть спички вставляй. И он, в конце, не придумывает лучшего, как просидеть полночи в баре, в обществе рюмки и телика, изо всех сил дуясь на так рано сдувшихся нас. На рюмку тогда разбудил бы, что ли?.. А, может, оно и к лучшему, Отец?



29 октября, День Семнадцатый

Найроби, центр. Картина маслом

      29 октября, 10:00
      Дежа вю: мы снова сидим на той же террасе и наблюдаем, как коридорный забирается по канализационной трубе (они в Африке выведены наружу) к птичьему гнезду под самой крышей. Когда и где мы это уже видели? В какой из жизней? А, вспомнил: в наше первое африканское утро, целых 14 жизней тому назад. Кстати, не из этих ли браконьерских яек нам только что приготовили континентальный «Завтрак №4, полная комплектация»?
      За завтраком очередные причуды неевклидовой арифметики «по-африкански»:
      – 200 на 4… разве 1100?
      – Ну ладно, 800.
      Запомнилась картина на стене очередной проходной кафешки: молоденькая девушка, ряженная а-ля «Кениян стайл», и юный алеман лет семи. Так точно смог художник передать эмоции обоих: она снисходительна к белозадому отроку, ведь ей уже все 16 лет! И она уже работает «масайкой» в кафе. Ей даже доверили настоящее масайское копье! А сама еще ребенок. А малолетний мзунгу в бейсболке, вроде смотрит на нее далеко снизу вверх, и побаивается копья. Но гормоны с тестостеронами уже играют вовсю, как у настоящего! И это в его 6-7 лет! Будущий мачо – гроза безнадежно разбитых девичьих сердец в белых лосинах!
      Вечная тема: мужчина и женщина.


   


Найроби, Сити-маркет

      29 октября, 11:00
      Вот те, на! А мы ноги сбили, чтобы отыскать «Городской Центральный рынок», а он на соседней улице, оказывается, за спиной у «Терминала». Странное сочетание, всё в кучу: фрукты-овощи, цветы, одежда, сувениры и… портреты президентов. И больше часа на разграбление. Последний день посвящен плотному «сувенирингу».
      Наконец, нашел те самые шарфики-платочки, которыми, думал, навсегда упустил шанс затариться по дешевке на Занзике. Да еще безбожно сбив цену с семи до демпинговых 2,5 долларов (150 местных).
      И моим архаровцам тоже, вдруг, нестерпимо захотелось этих самых кашне. Но по 150 уже все кашне кем-то скуплены… все два. Но задача поставлена: пошли в других местах искать. У меня кураж проснулся, кровь восточная взыграла: стал с приятной пампушкой за последние кровные биться. Не за себя – для друзей стараюсь! Шутками-прибаутками да обнимашками скостил цену на продукцию с четырехсот вдвое.


   


«Моби Дик и Настенька»

      В этом веселом необременительном ритуале несколько раз у самого моего уха мелькнули едва различимым шепотом, и что-то смутно мне напоминающие, «дик» и «кок»…
      Ну, с «коком» понятно: видит, я худой, накормить захотела. Потому что по основной специальности, видимо, поварешка. Приготовить мне, доходяге горемычному, какой-нибудь фирменной «курицы по кенийски». «Кок» это же петух? Тогда «дик» причем? Кит? Моби Дик? Смотри-ка, поварешка, а Диккенса знает. Или она догадалась, что меня жестко прёт от «Led Zeppelin»?
      Что, неужели так заметно? Хотя, наверно, и впрямь заметно. Не зря же, еще в пламенные студенческие, нашей вечно угорающей компашке один странным образом улыбающийся чувак на базе отдыха какую-то траву предлагал, какой-то штакетник забить. Не за деньги, а от чистого сердца, как «рыбак рыбаку». И на наше искреннее непонимание парировал: «Я подумал: раз вы такую кумарную музыку слушаете (Флойд, Цеппелины)… и ржете постоянно… а этот, так, вообще – вылитый Патлатый Битл!»
      (Наверно, он хотел сказать «Роберт Плант», если бы знал. Да, блин: были и мы рысаками, были и у нас кудряшки до плеч…)


      «…или, что тоже вполне возможно, эта сердобольная пампушка – доктор? «В ухо, в горло, в нос». И перед отъездом проверяет меня на слух-пригодность: шепчет магические 36… 58… «Дик» – это «36», а «Кок» – «58»…» – это я так иду по торговым рядам и мыслями по ним растекаюсь. И вдруг: «Ма! Доходит, как до жирафа кенийского!» – торкнуло уже на другой части рынка – «Ёксель-моксель, она ж клеилась! Если можно так назвать эти «58» и «69»! Вот, олух! Так, пацаны, кому еще шарфики такие нужны? Я тут знаю одно злачное место…»
      Во время повторного подхода с очередным претендентом на текстиль я, уже вооруженный своим маленьким открытием, тщательней слежу за полемикой: «Смотрите: я еще одного друга привел и мне полагается, как бы это назвать… дискаунт!» Соседка по прилавку, видя то и дело сверкающие с обеих сторон молнии взглядов, подначивает: «Я вижу, один твой друг на барабаны все смотрит. У меня есть один отличный. Если поможешь этот барабан ему «впарить», я сестру тебе В ПОДАРОК подкачу».
      Они еще и сестры?! И старшая младшую подсовывает за какой-то кусок барабана. «Младшенькую, Настеньку! Цветочек Аленькый!»
      «Нет», – говорю – «я, конечно, беспринципный мзунгу, но не до такой степени. Друга я вам приведу, но она… она хорошая. Она мне очень нравится, но она – не дискаунт. Да и… верный я, сорри…»
      Последние слова говорю уже совсем неуверенно: приглянулась мне Настенька. Что-то сунул ей в руку, рублей 50 – нахлынувший романтизм дензнаками на корню задушить. И бегом оттуда. От себя.

«Торгнуло!»

      Предпринималось несколько отчаянных попыток вырваться из этого рыночного «кенийского треугольника», но каждый раз кто-то задерживал всю остальную бригаду. Приходишь на выручку, и сам застреваешь:

      Классные африканские рубахи. Одну взял еще в первый день в жирафятнике, за 1200, а тут сбили уже до 800 за опт, за двоих. А когда нас набралось уже четверо, то и 650 – красная цена!
      Оденем их дома и будем «африканские рубаха-парни»!
      У того же продавца шарфики по 400. Те самые, как у Настеньки:
      – А я вон там за 150 взял.
      – А они там не настоящие.
      – Будем сличать?
      – Зато там плохие люди торгуют: наркоманы, растаманы.
      – ИXХХЛИ? Зато шарфики по 150!!!

      Очередное столпотворение у кожаных шнурков на шею. Пошел вызволять друзей – самого в трясину затянуло: понравилась подвеска с медальоном в виде африканской маски. Пожалуй, самая органичная среди двух десятков подобных. В ответ на сообщение на калькуляторе «вообще, 400, но твои друзья за 250 выцыганили», тоже включаюсь в забавный торг. На дисплее то и дело всплывают две цифры: 250… 200… 250!..
      – 200!!! – давлю изо всех сил китайские клавиши.
      – Хрен с тобой, вредный татарин, бери за 200!

      – Что, Марик, тоже решил взять?
      – Да, я среди этого вороха один симпатичный шнурок нашел… что-то я его уже не вижу…
      – Этот? (разжимаю ладонь)
      – Блин…
      – Извини, что у нас с тобой, утонченных дизайнеров, одинаковые вкусы…

      Один особо прилипчивый типчик бежал чуть не до отеля:
      – Тут все дребедень. Пойдемте со мной ко мне в магазин.
      – Э, брат, да ты «ричмэн»?!
      – Это я фигурально. Это вы богатенькие «буратинки»: вон, какие у вас фотоаппараты.

      А зачем мы зашли-то сюда? А, точно, за закуской! Бананы, манго, пасьоны двух сортов. Наконец, увидели, что за фрукт этот странный… в смысле, «страстный». Доторговались до пяти сотен за все (около 200 рублей наших): «Откуда вы? Из Сиберии? Э-э-э, ара, знаю я вас, хитрецов восточных».


Одно из любимейших фото автора


«Терминал». Ревизия

      29 октября, 13:00
      Только на минутку заскочить в номер, сбросить сувениры и сделать промежуточную ревизию закупленного. Но затянулось: мы же «ля закуски» набрали! По поводу чего, как самый младшой, Брат Джимми до супермаркета «Накуматт» сгонял за «Бакарди» и «Таскером»: чисто, чтоб фрукты не пропали. А «Таскер»-то не простой, а «Таскер» – золотой! Точнее, «зеленый» – Премиум, какого еще не пробовали.
      Это ли не повод расположиться за столом? И не обсудить ряд важных текущих вопросов повестки, первый из которых: где тут можно сделать африканскую татуировку на память. Одну на всех! Такую чтобы общая картина была видна только когда все вместе и в определенном порядке выстроимся. Вот, память коллективная об Африке будет!
      И второй пункт: ехать ли на обед в «Карневор» (известный алеманский ресторан с мясом экзотических животных) или в округе голод утолить.
      И уже совсем факультативом: как и где обменять на сувениры гигантские дежурные часы Падре Лео, которые он купил еще в первые гастроли Русских Придурков в найробийском Дьютике, за целых 20 долларов.
      Короче, выпили ровно столько, чтобы успеть нагулять аппетит.


   

Походный сервировочный столик с «ля закуской»: пасьоны, бананы, манго


«Чисто африканский ресторан – У Гали»

      29 октября, 14:00
      Кусок зебры за полсотни баксов в «Карневоре»? Сомнительное удовольствие, и насквозь алеманское! Куда лучше зайти в соседнюю с «Терминалом» дверь с надписью «Чисто африканская еда». Местечко, и впрямь, «чисто африканское». Для чисто африканских зажиточных «баклажанов», судя по наличию здесь кое-каких столовых приборов. Чего не скажешь о бледнолицых «братьях»: в наличии ни одного «снежка»! Мы, похоже, первые. Ошарашенная явлением «снежков с неба» официантка, открывает рот, чтобы нас честно предупредить, что «тут чисто для своих», но ее напарник широким хлебосольным жестом затыкает ей рот, одновременно указывая нам на столики под затертыми клеёнками: «Вэлкам! Карибу!»
      Пока поднимались на веранду, за одной из дверей нам открылась изнанка «чисто африканской кухни», а именно, как готовится то самое блюдо «угали». Значит, длинное и ничего не значащее для нас название этого укромного местечка «чисто для своих» мы переименовываем в «Кафе у Гали». Извлекаем недопитый рон и «набор юного алкоголика» на шесть персон. На всякий случай, для дезинфекции.
      Телапия-гриль: вкусней многих из отведанных интуристовских предложений. Ну и что, что клеенки довоенные и посуда с миру по нитке? Зато цены ровно В ПЯТЬ РАЗ НИЖЕ! Посудите: основное блюдо – 100 шиллингов против пятиста за «куку в коконате» в том же «Кенгелес». 100 местных – это же всего 40 рублей наших!
      А не шли бы вы со своим «Карневором»?


   

   

   


«Терминал». Старинная маска «Матату́»

      29 октября, 15:00
      С облюбованной нами курительной террасы в отеле заметили на одной из стен африканскую маску. Я, обремененный увесистыми 20-долларовыми «сатанинскими» часами Председателя и его наказом без маски не возвращаться, пошел к местным:
      – Вот эту глупую, никому не нужную потрескавшуюся маску, со скрипом согласен обменять на эти прекрасные водозащитные, все такие из себя, часы для настоящих африканских мачо! – а сам, как Буратинка с азбукой, часиками на солнце поигрываю и кнопочки соблазнительно нажимаю.
      – На часы, конечно, глаза горят, но маска настоящая, старинная. Не то, что те «гуталиновые» на рынке – РЕАЛЬНАЯ МАСКА! Тыщщща баксов, не меньше.
      – Ври-ври, да не заговаривайся: 100 рублей – красная цена. А часы я в бутике за 200 брал! Просто обстоятельства вынуждают расстаться со своими любимыми «Свотчами»…
      В общем, упустили они свой единственный шанс быть нае… этими глупыми белыми вазунгами.

      Зато в пылу торга открылась нам тайна третьего и последнего члена ряда Тобиаса-Фурье: «Матата, матити, матату́». Как нам растолковал парнишка коридорный, в ходу есть такая африканская лемма: «Акуна матата, ля куна Матату́», т.е. «Все бы нормалёк, кабы не Матату́». А Матату́ – это что-то связанное с автобусами пригородного сообщения.
      Ага, и у них, стало быть, не все гладко в сфере перевозок и услуг. Вот, значит, что разумел Тобиас на Горе, когда мы с завидным постоянством стравливали избыточное давление из ресиверов: «Ля куна Матату́!»

Мини-рынок. «Не к добру»

      29 октября, 15:30
      «Видите ли, он в первый день не успел здесь купить барабан!»
      Мини-рынок сразу за углом. Тот, в который мимоходом забрели еще в «первой жизни». За лавками «зубры», но и мы уже не лыком шиты, то есть, еще эти самые лыки вяжем.
      И сошлись на поле две рати: «африканские акулы капиталистической торговли» и пьяные Крэйзи Рашенс. Последние вышли на бой такие подготовленные, такой концерт по заявкам устроили – любо-дорого поглядеть. Зажгли, на фиг, поляну! Полтора часа неистового куража и ржачки.
      Что-то, не к добру, смеемся, пацаны…

«Барабан, колотушка и гусли»

      Профессора, конечно, сразу растерзали на куски по лавкам и барабанам. Приходилось его периодически по сусукам собирать и отскребать по частям от музыкальных инструментов.
      Долго бились в одной лавке за комплект для небольшого ансамбля японских барабанщиков. Сложность в том, что Завет Председателя Лео еще никто не отменял: «Расплатиться натурой»… в смысле, его злосчастными часами. И меня бросили на подмогу Профессору, чтобы у всех появился призрачный шанс выбраться отсюда затемно. Но прекрасные чудо-часы так и не перевесили «барабан, колотушку и гусли».
      Ну, с барабаном понятно без перевода, «колотушка» – это масайская нагуталиненная дубинка, а «гусли» – такой неизвестный природе зверь с барабанным корпусом и четырьмя плохо натянутыми на притороченную палку веревками. Африканские гусли!

«Показать деньги»

      Бокса на третьей неделе пребывания в Африке вывел некую стратегию поведения с аборигенами: «Торговаться попусту. Надо им деньги сразу показать, тогда они волю теряют».
      Так и работали. Карта Африки на тростниковой бумаге. Против их притязаний на 10 долларов Бобба потрясает в воздухе своей мошной:
      – Вот, пятерка и еще 100 шиллингов сверху (вместе – меньше семи баксов).
      – 12 и сестру в придачу.
      (Да они тут все родственники. И все сестер предлагают).
      – Еще плюс 100 шиллингов, чтобы только без сестры.

«Финальная скидка»

      Подвиг мой будет записан во все учебники по технике покупок: я совершил беспрецедентную по финальной цене лота сделку.
      Мужик, увидев у меня зуб кокодрильский, долго хвостиком за мной ходил и траекторию замысловатую повторял. Предлагал подобный «львиный» амулет из коровьей кости. Начал с «1600, но для тебя 1550… 1500… все, меньше не могу – 1250!»
      Чуть позже вторая часть Марлезонского балета: «Тебе, как собирателю трофейных зубов спец-прайс, гуд прайс – 1100… имей совесть, я такой цены еще никому не предлагал – 1000!»
      А, надо сказать, в кармане у меня осталось последних 200 шиллингов. Не домой же везти. Попытка – не пытка, раскрываю карты:
      – 200 – крайняя цена! Отдаю последние. Но 200 лучше, чем ничего. Соображай быстрей, а то детям раздам: мне-то они уже без надобности, поскольку ночью домой: «Ту-ту-у-у…»
      – Не верю, выворачивай карманы…… А в сумочке что?
      – Фотоаппарат, который стоит десять жизней твоих и твоей семьи! А сумочка стоит три жизни и всех дочерей в гарем.
      – А что за ватки? Ценные?
      – Это бируши, идиот.
      – Хотя бы ручку шариковую сверху накинь, а то меня соседи по бизнесу на смех поднимут.
      – Вот это, точно, не могу: это же мой инструмент. Ты старика Хэма читал? Ну, «Снега Килиманджаро» там… блокнот журналистский, вот, видишь, из штанов торчит.
      Короче, когда шутка с таможенным досмотром порядком затянулась, я поставил вопрос ребром:
      – 200 и баста! И никаких бируш сверху!
      – Хрен с тобой, хитрый татарин. Бери этот прекрасный львиный зуб. От сердца отрываю, от челюсти. Раздел до гола, Насреддин ты эдакий!
      Уж, что-что, а это точно: татары – воинственное племя! Свирепей масаев. Нам даже копья с палками не нужны – голыми зубами на врага! И уже вся шея увешена этими самыми зубами врагов! С 1600 до двух сотен! Кто рискнет рекорд побить?

«Джой» – значит, удовольствие

      Она в который раз затаскивает меня в свой закуток, эта прилипчивая тетка Джой. Они тут все прилипчивые, но она…
      «Джой», значит «удовольствие». Именно удовольствие мы и доставили своим веселым клоунским дуэтом себе, и толпе зевак. И вашим, и нашим. Она лихо заворачивала меня за руку в свою бендежку со словами: «А вот это еще посмотри». А я убегал от нее с хохотом: «Джой, сорри. За две недели тошнит уже от ваших эбони. Совсем уже за-эбони!» И так раз пять: «Дывысь, Мыкола!» против «Ты бы мне сала або варэники. А якого добра я богато бачил».
      Словами не передать, видеть эту карусель надо было. Сквозь эту чехарду я видел только пролетающие мимо лица посетителей этого Лунапарка, и сквозь ветер ловил обрывки фраз «зубного» опекуна: «1000… такой прекрасный… львиный… 800…»

      В толпе мелькнула и… старшая сестра Настеньки. Она-то что здесь делает?
      – А я сюда к старшей сестре пришла, она соседка Джой по лавке… а я-то сама средненькая… – (только бы не сказала, только бы не…) – А Настенька о тебе весь день думала…
      (Блин, сказала…)
      – Я тоже…

«Як опять у Полтаву?»

      А где подельники мои? Вроде, только что здесь были. Пока я с Джой на «карусельке в Орехово-Зуеве» катался, друзей своих просмеял. Как сквозь землю улетучились! Но место «улетучивания» только одно: пролом в примыкающей к рынку стене, больше-то некуда. С яркого солнца захожу в полумрак, глаза постепенно привыкают… Святые угодники, Саладин и Мафусаил. «Як обратно в Полтаву?» Опять сити-маркет!
      И вся развеселая компания тут же, в сборе. Даже парень, участвовавший в прениях по «барабану, колотушке и гуслям» опять вокруг вьется. Оказывается, Настенька и ЕГО сестра тоже. И та, с которой Профессор сейчас не то торгуется, не то договаривается на вечер, тоже его сестра.
      «А всех сестер покажите!»
      И вновь меня захватывает этот водоворот. С одной стороны тетушки-сестрицы, сватьи бабы-Бабарихи, трогают за волосы да приговаривают: «какие мягкие, шелковистые, как у девушки… кстати, между нами, девочками: ты к Настьке-то присмотрись, она девка справная…» С другой стороны торговец, обративший внимание на мой зубной талисман, тащит под прилавок: «Я видел, тебе продали ненастоящий львиный зуб. А настоящий – вот…» – а там помимо зуба и другая контрабанда, типа браслетов из бивней африканского мамонта.
      Судя по внешнему виду настоящего зуба, африканские львы к дантистам не ходят. И умирают от пульпита! Начальная цена лота «Кариозный зуб» – ПЯТЬ ТЫСЯЧ долларов! Я предложил ОДИН. Не сторговались.


   

Маска «Матату» / На арене Джой и Бадди! (и старшая сестра Настеньки)

   

Вариации на тему «Черного Ангела»


«Терминал». Проводы

      29 октября, 21:00
      «…до скольки рынок работает?.. Я за тобой в шесть зайду…»
      Как бы не так. Пропил я счастье свое африканское, свою «черную сестру», Настеньку. Около семи на мгновение вышел из алкогольного тумана, но было уже поздно: рынок оказался давно закрыт на клюшку. Чудище я поганое!
      Последние часы в «штаб-квартире»: выпивка, песни в сопровождении ансамбля татарских барабанщиков, и сожаление, что нет с нами Криса и его ланч-боксов. Ланч-бокс – это круто! Значит, финальный аккорд грянем в кафе: не годится Марика садить на самолет на пустой желудок. Да и нам уже скоро… Только пару часов на дорожку вздремнуть…




Baddy «El Joerrigo»
Январь – Май 2008 (финальная правка – Декабрь 2011)


Читай Эпизод Последний
или вернуться к Эпизодам Первому и Второму


Вадим «Baddy» Фазуллин © 2007-2017
© некоммерческое использование материалов сайта возможно с указанием авторства и ссылки на источник.
Тем самым, вы отдаете дань уважения не только автору, но и Создателю



НОВОСТИ


1 2 3 4 5 6 »
18.08.2015

Не будь равнодушным и пассивным пассерованным овощем! Подпиши петицию!

... Читать дальше »


16.05.2012
И снова возвращаюсь к наболевшей теме: как убрать рекламу на сайте ... Читать дальше »
Adblock, Убрать рекламу, всплывающие окна, реклама на сайте
01.09.2013
К огромному моему сожалению, на сайт была совершена атака. Кому понадобился этот скромный личный ресурс, не понятно. К счастью, далеко не вся информация утрачена. Теперь, по мере сил, буду восстанавливать его первозданный вид.
А может, это был звоночек: пора что-то глобально менять в давно морально и физически устаревшей оболочке сайта и способе представления информации на нем? Все упирается во время...

сайт угнали
27.11.2012
В раздел музыки добавил прямую ссылку на один из моих любимейших альбомов (mp3 320 Кб/с, архив zip, размер 100Мб) - Samba Bossa Nova



      Яндекс цитирования